Максим Максимович Ковалевский

Русская социологическая мысль

Российские социологи внесли значительный вклад в развитие мировой социологической мысли. В дореволюционный период в российской социологии развивались такие направления, как натуралистическое (Л. Мечников), марксистское (Г. Плеханов, В. Ленин), позитивистское (Н. Лавров, Н. Михайловский, М. Бакунин, П. Кропоткин), психологическое (Н. Кареев, Э. Де-Роберти), христианско-гуманистическое (Н. Бердяев, С. Булгаков, Вл. Соловьев).

Виднейшим российским социологом был М. Ковалевский, уточнивший представления о предмете и методе социологии и основавший школу политической социологии. В соответствии с общими течениями общественной мысли в российской социологии выделялись славянофильское («особое») направление (Н.Данилевский, П. Киреевский, А. Хомяков), западническое (реформистское) направление (К. Кавелин, Т. Грановский) и революционно-демократическое (В. Белинский, А. Герцен, Н. Чернышевский).

К числу важнейших особенностей российской дореволюционной социологии можно отнести следующие:

  • синтетический характер развиваемых теорий, использование методов и результатов из области теории государства и права, экономики, философии, естественных наук;
  • нравственный подход к социологическим исследованиям;
  • тесная связь с общественной жизнью и непосредственное участие большинства социологов в политической деятельности.

Поэтому рассмотрим более подробно становление и развитие политической социологии в России, ограничившись дореволюционным периодом. Первым политико-социологическим произведением в России считается работа А. Стронина «Политика как наука» (1872). Для анализа политических отношений А. Стронин использовал «органицистические» идеи О. Конта и Г. Спенсера, выделяя в социологии «нсвсщсствснную» часть, описывающую политику, и «вещественную», описывающую экономические отношения. Саму социологию политики Стронин подразделял на фундаментальную (теоретическую) и прикладную (практическую) части.

Важнейшей темой для российских политических социологов были социальные механизмы власти. Здесь выделяются четыре подхода: нормативный (А. Алексеев, С. Котляревский, П. Покровский) — власть как вид общественной связи, скрепленный нормами права для поддержания социального порядка; власть как силовое отношение (В. Ивановский); психологический (Н. Коркунов, С. Франк, Л. Петражицкий) — власть как отношение между людьми, отражающее психологическую склонность повелевать и подчиняться; марксистский (Г. Плеханов, В. Ленин) — власть как воля господствующего класса и инструмент социального преобразования.

Политические исследования требовали изучения социальной стратификации. Еще в книге А. Стронина был использован геометрический подход к политической стратификации, подразделявший российское общество на три класса в виде «пирамиды-конуса». Впоследствии вопросы политической стратификации и мобильности были детально разработаны П. Сорокиным, который пришел к выводу о том, что политическая стратификация изменяется во времени и пространстве без какой- либо устойчивой тенденции, но носит универсальный характер: «Если в пределах какой-либо группы существуют иерархически различные ранги в смысле авторитетов и престижа, званий и почестей, если существуют управляющие и управляемые, тогда независимо от терминов (монархи, бюрократы, начальники) это означает, что такая группа политически дифференцирована, чтобы она ни провозглашала в своей конституции и декларации».

Внимание дореволюционных российских социологов привлекали вопросы иерархической организации, бюрократии и элитизма. В своей работе «Демократия и политические партии» (1898) М. Острогорский привел классическую постановку вопроса об отчуждении партийных лидеров от народа и партийной массы, сформулировал ряд важных идей о партийной олигархии в условиях формальной демократии. Либеральный мысли- гель Б. Чичерин дал резкую оценку бюрократии: «Бюрократии ненавистны независимые силы, полагающие предел ее властолюбии и произволу». Профессор В. Ивановский выделил государственную бюрократию в особый класс, занимающий специфическое место в политическом поле. Он же провел скрупулезное эмпирическое исследование российского местного самоуправления, с методической точки зрения и поныне носящее образцовый характер.

Выдающийся социолог М. Ковалевский в ряде работ разработал проблематику социального генезиса политических институтов, базируясь на принципе «параллелизма мысли и учреждений» и генетическом принципе. Практически все российские социологи интересовались социальными механизмами государственного устройства. Водораздел здесь обозначен определениями государства — Б. Кистяковского как «правовой организации народа» и В. Ленина как «машины для подавления одного класса другим». В «Таблице русских политических партий» Е. Черский предвосхитил современные количественные методы формализации, построив своеобразную матрицу, подразделяющую партии «по строкам» по их диапазону в политическом спектре, а «по столбцам» — по отношению к общественным проблемам.

Наибольшую трудность представляет попытка освещения в учебном пособии современного состояния российской социологии: во-первых, окончательные оценки всегда требуют прошествия определенного времени, во- вторых, всегда существует опасность кого-то забыть и обидеть. Поэтому ограничимся сказанным.

Максим Максимович Ковалевский (1851-1916)

Максим Максимович Ковалевский (1851 — 1916) — русский социолог, правовед.

Метод социологии Ковалевского — историко-сравнительный, основанный на выделении у разных народов групп, сходных по политическим, юридическим, историческим и другим подобным характеристикам, рассмотрение которых позволяет выявить основные этапы развития общества в целом. Критерий выделения сходных групп Ковалевский видел во внешнем сходстве анализируемых явлений, что усложняло их классификацию и выявление причин, их породивших. Стремясь преодолеть эту трудность, Ковалевский установил главную причину изменений для каждой сферы общественной жизни: в экономике — биосоциальный фактор — рост численности населения, в политике — экономические сдвиги, в общественной жизни — политическая практика. Анализ социальных явлений на основе их происхождения Ковалевский называл генетической социологией, с помощью которой он исследовал образование основных общественных институтов — семьи, собственности, государства. Эволюцию этих институтов определяют в основном факторы биосоциального (рост численности населения) и психологического порядка.

Ковалевский отстаивал положение о преходящем характере частной собственности. После поражения революции 1905 г. он обратился к анализу государства, которое понимал как расширение «замиренной сферы», возникающее в результате психологической склонности людей признавать над собой власть выдающихся личностей, которые якобы наделены магической силой управлять природой. Происхождение классов Ковалевский не связывал с возникновением государства, считая основой социальной дифференциации рост плотности населения и возникающее на этой основе разделение труда.

Наиболее ярко сущность социологической концепции Ковалевского отразилась в его взглядах на прогресс, которые складывались под влиянием идей о росте «замирения» как главном признаке прогресса в учении его университетского учителя Д. И. Каченовского, теории взаимности П. Прудона и социальной динамики О. Конта. Под «замирснностыо» он понимал прекращение всеобщей естественной борьбы и гармонизацию социальных отношений, развитие солидарности между членами общества. Содержание прогресса Ковалевский отождествлял с расширением сферы солидарности, считая ее рост важнейшим и универсальным социальным законом. Солидарность — норма общественной жизни, а классовая борьба — отклонение от нормы. Хотя Ковалевский и признавал революцию как способ движения вперед, но считал се «противоестественной формой», результатом ошибок правительства.