Европейская валютная единица

ЭКЮ

Европейская валютная система (ЕВС) включала четыре основных элемента:

  • европейскую валютную единицу (ЭКЮ);
  • механизм формирования валютных курсов стран — участниц ЕВС;
  • механизм кредитования дефицита платежных балансов стран-участниц;
  • механизм проведения платежей и переводов.

ЭКЮ (European currency unit) - специальная европейская валютная единица — являлась основной составляющей ЕВС. ЭКЮ изначально предназначалась для содействия развитию интеграционных процессов между странами Европы, входящими в тот период в ЕС. Прототип ЭКЮ — счетная единица Европейского платежного союза. В эту организацию входили все страны, вошедшие затем в ЕС. После образования ЕС была заимствована и счетная единица.

Эмиссия ЭКЮ начала осуществляться 13 марта 1979 г. По состоянию на эту дату, т.е. в момент первой эмиссии ЭКЮ в стоимостном выражении была приравнена к ЕРЕ (Европейской расчетной единице), т.е. фактически к СДР. Позже ее курс стал рассчитываться исходя из динамики курсов валют, включенных в корзину ЭКЮ. Курс ЭКЮ определялся на основе корзины европейских валют ежедневно, поскольку ежедневно изменялся курс входящих в корзину валют. Эта корзина представляла собой определенное количественное соотношение входящих в нее валют.

Доля каждой из валют была определена на основе ряда экономических показателей стран — эмитентов национальных валют с учетом доли каждого государства в товарообороте между странами ЕС, размеров его национального дохода и степени участия во взаимной валютной поддержке стран, входящих в Европейскую валютную систему. Корзина ЭКЮ служила ключевым элементом Европейской валютной системы. На ее основе вычислялись допустимые пределы отклонений курсов валют стран — членов ЕВС, а также ставок по ссудам в ЭКЮ. Квоты национальных валют в ЭКЮ подлежали пересмотру каждые пять лет. При пересмотре корзины все активы и пассивы стран переоценивались по новому курсу. Если квоты валют в корзине оставались неизменными в течение пяти лет, значение каждой валюты (ее доля в формировании курса ЭКЮ) постоянно изменялось в зависимости от курса национальной валюты на валютном рынке. Поэтому было принято решение, что квоты могут быть пересмотрены досрочно, если доля какой-либо из валют в корзине изменяется более чем на 25%. Курс вал ют, входящих в корзину ЭКЮ, рассчитывался по отношению к доллару США (BEF/USD, DEM/USD, FRF/USD, ITL/USD, GBR/USD и т.д.).

Помимо официального курса ЭКЮ имел и рыночный курс, по которому заключались сделки с ЭКЮ на валютном рынке. Структуру корзины ЭКЮ можно увидеть в табл. 2.4.

Таблица 2.4. Структура корзины ЭКЮ

Примечание: Люксембург и Бельгия входили в валютный союз, поэтому в период с 1979 по 1989 г. в расчет принимался только бельгийский франк.

Объем эмиссии ЭКЮ определялся на расчетной основе. Ее выпуск осуществлялся через зачисление выраженных в ней сумм на специальные счета. ЭКЮ не имела материальной формы в виде банкнот или монет и не использовалась в расчетах на потребительском рынке. ЭКЮ эмитировалась в суммах, эквивалентных суммам полученного под эмиссию обеспечения. Обеспечение составляло 20% золотых и долларовых резервов стран-участниц. Рыночная цена обеспечения определялась по золоту — на основе котировок Лондонского рынка, по доллару — по курсу национального валютного рынка.

Особенность эмиссии ЭКЮ — се дискретный характер. По окончании каждого квартала предыдущий объем эмиссии аннулировался, оформлялись новые трехмесячные возобновляемые кредиты свои, служащие обеспечением очередного выпуска ЭКЮ. Это упрощало техническую процедуру отказа от участия в эмиссии в случае, если правительство какой-либо страны сочтет это необходимым.

ЭКЮ выполняла следующие функции:

  • основа для расчетов паритетов и курсов национальных валют стран — членов ЕЭС;
  • резервный валютный актив;
  • валютная единица совместных фондов и международных валютно-кредитных и финансовых организаций;
  • валюта единых сельскохозяйственных цен;
  • валюта межгосударственных расчетов центральных банков ЕЭС при проведении валютных интервенций;
  • валюта межгосударственных займов и кредитов;
  • валюта частных еврооблигационных займов;
  • валюта синдицированных кредитов;
  • валюта банковских депозитов и кредитов.

Механизм формирования валютных курсов и интервенций основывался на двусторонних центральных курсах с определенными пределами колебаний. Колебания допускались в рамках ±2,25% от центрального (усредненного) курса, а для испанской песеты, португальского эскудо и фунта стерлингов — до ±6%. Со второй половины 1993 г. в результате обострения проблем мировой валютной системы рамки колебаний расширились до ±15%. На практике поддержание плавающих курсов в установленных рамках регулируется рынком, так как в случае падения курса какой-либо валюты до нижнего предела центральный банк — эмитент этой валюты самостоятельно или совместно с другими центральными банками должен заняться ее скупкой.

Механизм кредитования предполагает, что в рамках европейской валютной системы (ЕВС) осуществляется межгосударственное региональное валютное регулирование путем предоставления центральным банкам кредитов для покрытия временного дефицита платежных балансов и расчетов, связанных с валютными интервенциями. Европейская валютная система рассматривалась как прелюдия к валютному объединению. Ее тактическая цель — установление более высокого уровня валютной стабильности в сообществе. В стратегическом плане намечались достижение длительного и стабильного роста, возврат на новой основе к полной занятости, гармонизация жизненного уровня и смягчение региональных различий в рамках ЕС. Валютная система должна была способствовать конвергенции экономического развития и дать новый импульс европейскому объединению. Предусматривалось создание единой системы валовых платежей в рамках стран-участниц и стандартизация внутренних платежных систем.

ЕВС пошла дальше «валютной змеи» 70-х годов: был создан Европейский фонд валютного сотрудничества (ЕФВС) (European Monetary Cooperation Fund). Фонд был призван стать источником ЭКЮ для расчетов по операциям центрального банка под обеспечение 20%-ного золотого и 20%-ного валютного резерва. Но более важной была его другая функция. ЕФВС финансировался странами — членами фонда для стабилизации валютных курсов его участников, когда колебания курсов выходили за пределы параметров, предусмотренных механизмом формирования валютных курсов. Для сглаживания колебаний курсов ЕФВС покупал и продавал соответствующие валюты на валютном рынке. В 1994 г. Фонд вошел в структуру европейского валютного института (преобразованного позднее в Европейский центральный банк).

Механизм формирования валютных курсов (МВК) (или ERM) в рамках ЕВС теоретически был симметричным, одинаковым по отношению ко всем членам сообщества, но на практике «валютой-якорем» стала немецкая марка. Однако при возникновении противоречивых ситуаций, например, повышении курса марки (или активном платежном сальдо) в сочетании с инфляционным давлением Германия предпочитала политику «дорогих» денег для предотвращения инфляции, а не «дешевых» — для смягчения внешнего давления на себя и своих партнеров. Другие участники ЕВС, напротив, должны были уделять приоритетное внимание внешнему равновесию, регулируя кредитно-денежную политику в зависимости от положения своих валют по отношению к пределам колебаний валютного курса, т.е. механизм валютных курсов имел все характерные признаки валютной зоны, привязанной к марке и кредитно-денежной политике Германии. В данном случае очевидна аналогия с долларовым стандартом, но на региональном уровне.

Способность страны играть роль фактора равновесия в системе в значительной степени зависит от масштабов ее экономики. Германия, имея одну треть объема экономики США, располагает и одной третью ее стабилизационного потенциала. Проблемы, связанные с объединением Германии, привели к изменению ее платежного баланса по текущим операциям с активного сальдо в 46 млрд долл. в 1990 г. до 20,7 млрд долл. дефицита, т.е. на 66,7 млрд долл., что соответствует 4.4% ВВП Германии. Та же абсолютная сумма для США составила бы всего 1,1% ВВП.

Огромные денежные трансферты в Германию и из нее оказали давление на уровень цен и заставили Бундесбанк реагировать с помощью повышения процентных ставок и увеличения разницы в ставках процента (по отношению к США). В условиях нейтральной денежно-кредитной политики немецкая марка испытала бы временный существенный рост курса на спот-рынке по отношению ко всем валютам. При этом она подверглась бы значительному дисконту на форвардном рынке, что отражает как разницу процентных ставок, так и будущую слабость.

Однако последствия большинства масштабных экономических явлений, как правило, выходят за рамки отдельной страны. Германские проблемы, вызванные объединением, были уникальными. В частности, нарушение равновесия было невиданным по размерам со времени роста цен на нефть в 70-х годах и сконцентрированным в одной стране. Одним из подходов к его преодолению со стороны Германии могло бы быть повышение курса ее валюты по отношению к доллару и другим валютам. Но это подорвало бы ее полезность как главной валюты сообщества и завысило бы стоимость немецкой рабочей силы (особенно в восточных землях) в долгосрочной перспективе. Да и Франция воспротивилась бы решительному изменению курса марки и настаивала бы на пропорциональном повышении курса франка.

Если бы Германия была более крупной страной, необходимый масштаб корректировок реальных валютных курсов был бы пропорционально меньшим. Кризис механизма формирования валютных курсов (сентябрь 1992 г.) иллюстрирует основной дефект системы. Привязка к марке действует до тех пор, пока нарушения равновесия не слишком велики и возникают за пределами Германии. Нарушения внутри Германии могут быть нейтрализованы, только если она будет проводить политику в интересах всей Европы, а не собственных. Эгоистичное поведение со стороны лидера подрывает всю систему. Создаваемый вместо Европейской валютной системы Европейский валютный союз как раз и был направлен на устранение этого недостатка.


Смежные предметы