www.Grandars.ru » История » История России »

Кризис политики военного коммунизма

Кризис политики военного коммунизма

15 декабря 1920 г. советские газеты опубликовали последнее сообщение с фронтов гражданской войны: “Вследствие прекращения боевых действий на фронтах, полевой штаб Реввоенсовета республики приостанавливает выпуск ежедневных оперативных сводок”. Наступил долгожданный мир. Партия большевиков должна была решать задачу не менее сложную, чем в период открытой вооруженной борьбы со своими политическими противниками. Предстояло в мирных условиях эффективно управлять страной, подтвердив тем самым жизненность главных теоретических установок партии о возможности построения нового справедливого общества, не известного еще в истории.

Но экономическое положение страны после семи лет мировой и гражданской войн, революции было катастрофическим. Ущерб, нанесенный народному хозяйству, составил 39 млрд. золотых рублей, промышленное производство сократилось в 5 раз. Особенно тяжелы были людские потери. С 1917 по 1920 г. они составили не меньше 15 млн. человек.

Эксперимент “военного коммунизма” усугубил ситуацию. Разрыв экономических связей между городом и деревней, уравниловка в городе, продразверстка в деревне, разрушение коммуникаций и резкое сокращение объема сельскохозяйственного производства привели к полной натурализации народного хозяйства, к сокращению товарного и валового сбора зерна. С громадными сбоями работала промышленность. Как признавался еще в 1920 г. на IX съезде РПК (б) Л.Д. Троцкий, "… мы разорили страну, чтобы разбить белых".

Зимой 1920 — 1921 гг. организовались десятки “повстанческих армий” в Западной Сибири, на Украине, Дону, Кубани, Тамбовской и Воронежской губерниях. В январе 1921 г. крестьянская армия под руководством эсера Антонова, насчитывавшая 50 тыс. человек, захватила всю Тамбовскую губернию.

Программа восстания, принятая в мае 1920 г. крестьянским губернским съездом в Тамбове, включала в себя свержение диктатуры власти коммунистической партии, созыв Учредительного собрания на основе всеобщих выборов, власть Временного правительства, состоящую из представителей всех партий и организаций, боровшихся против большевиков, передачу земли тем, кто ее обрабатывает, прекращение продразверстки, отмену деления народа на классы и партии.

В мае 1921 г. генерал М.Н.Тухачевский во главе 35-тысячной армии, усиленной отрядами специальных войск ВЧК, выступил на подавление антоновского мятежа. Использование регулярных воинских частей в войне с крестьянами свидетельствовало о серьезном социально-политическом конфликте между властью и народом.

Отражением кризиса власти стало нарастание недовольства в среде рабочего класса. В Москве и Петрограде начались забастовки.

Бастующие рабочие не ограничивались требованиями увеличения хлебного пайка, они выдвинули требования созыва Учредительного собрания, отмены диктатуры коммунистической партии и установления власти свободно избранных Советов. Это свидетельствовало о том, что движение пролетариата приобретало политическую окраску.

Аналогичные выступления были и в Кронштадте. Непрерывное ухудшение условий существования привело к тому, что атмосфера недовольства матросов и красноармейцев политикой партии сгущалась. Одетые в шинели и бушлаты, бывшие крестьяне получали вести из родных деревень о бедственном положении в сельском хозяйстве, злоупотреблениях местных властей, о тяжести продразверстки.

Постепенно пассивное недовольство, получив сильный толчок от вспыхнувших в Петрограде волнений, вышло из состояния неустойчивого равновесия, и в Кронштадте разразилась катастрофа. Самым грозным ее проявлением стало то, что в вооруженном восстании приняло участие большинство членов Кронштадской организации РКП (б).

25 февраля 1921 г. общее собрание команд линейного корабля “Севастополь” сформировало делегацию из 7 матросов, чтобы отправить их в Петроград для выяснения причин восстания. Делегация посетила заводы, ознакомилась с их требованиями, выдвинутыми в ходе забастовок, и после возвращения 28 февраля на общем собрании команд “Петропавловска” и “Севастополя” была принята политическая резолюция, поддержанная большинством коммунистов судовых команд. В тот же день была упразднена власть комиссаров, вынесено предложение о задержании председателя ВЦИК М.И. Калинина, приехавшего в Кронштадт для успокоения “бунтовщиков”. Сначала он был объявлен заложником, а затем отпущен. Центральный комитет РПК (б) объявил это восстание контрреволюционным заговором, подстрекаемым с Запада белогвардейцами, руководимым царскими генералами, кадетами, меньшевиками и эсерами.

Но в действительности опасность была более серьезной, — выступили против политики большевистской партии рядовые члены этой же партии, моряки кораблей “Петропавловск”, “Севастополь” и “Республика”, которые в 1917 г. были главной опорой большевиков. Теперь на этих кораблях не прекращались митинги и собрания, председательствовали на которых коммунисты. И именно коммунисты выдвигали лозунги перевыборов советов, право крестьян свободно обрабатывать землю и иметь скот, освободить политических заключенных, восстановить свободу слова и печати для рабочих, крестьян, анархистов и левых социалистических партий.

Иллюстрация 1 "Мы из Кронштадта". Киноплакат

За время мятежа в Революционный комитет поступило 900 заявлений от коммунистов о выходе из РКП (б), причем все заявления содержали в себе высказывания о неминуемом крушении коммунистического режима.

Ситуация для партии была очень опасной, группы восставших могли быть поддержаны в других районах Советской республики. Поэтому Троцкий поручил генералу Н. Тухачевскому подавить восстание кронштадских моряков, которых он сам же в 1917 г. называл “красой и гордостью Советской республики”.

7 марта 1921 г. начался артиллерийский обстрел Кронштадта и фортов. Через 10 дней восстание было подавлено, репрессиям подверглись тысячи человек.

Известно, что к расстрелу было приговорено 2,1 тыс. человек, к различным срокам наказания — до 6,5 тыс. человек. По льду Финского залива в Финляндию смогли дойти 8 тыс. человек.

Мятеж был подавлен, но причины его возникновения заставили большевиков принимать срочные действенные меры по разрешению тяжелого внутриполитического кризиса. Не случайно именно в дни подавления восстания началась работа X съезда РКП(б), ставшего переломной точкой в развитии всего Советского государства в 20-е гг.

При характеристике внутреннего положения страны нельзя обойти вниманием серьезный кризис, который переживала коммунистическая партия. Никогда еще в ее истории не было столько разномыслия. Появились различные группировки, предлагавшие свои пути выхода из кризиса и построения социалистического общества. Решающая схватка произошла в конце 1920 — начале 1921 г. во время так называемой “дискуссии о профсоюзах”. В дискуссии приняли участие сторонники Л.Д. Троцкого, требовавшие превращения профсоюзов в государственные органы и передачи им функций управления производством. В основе профсоюзной работы, считали они, должны лежать методы принуждения, администрирования.

Рабочая оппозиция” (А.Г. Шляпников, А.М. Коллонтай) выдвинула лозунг передачи управления народным хозяйством профсоюзам в лице Всероссийского съезда производителей. Профсоюзы рассматривались как высшая форма организации рабочего класса.

В.И. Ленин и его сторонники образовали группу “десяти”, куда входили И.В. Сталин, М.И. Калинин, М.П. Томский, Л.Б. Каменев, Г.Е. Зиновьев и др. Они рассматривали профсоюзы как школу управления, хозяйствования, школу коммунизма, как один из элементов влияния партии на массы.

Существовали и другие группы: группа “демократического централизма”, выступавшая за коллективное управление производством; “буфернаягруппа Н.И. Бухарина, пытавшаяся примерить позиции сторон, прежде всего В.И. Ленина и Л.Д. Троцкого.

На первый взгляд может показаться, что вопрос о профсоюзах не являлся главным в условиях кризиса, переживаемого Советской республикой на рубеже перехода войны к миру. Но на самом деле это дискуссия отразила наличие различных точек зрения внутри правящей партии на ее место в обществе, ее роль в управлении государством.

Дискуссия не была просто спором, это была идеологическая полемика, в которой нащупывалась необходимость политического переворота. Поэтому неудивительно, что на состоявшемся в марте 1921 г. Х съезде РКП (б) это вопросы заняли центральное место.

Интересно заметить, что всем известная резолюция Х съезда РКП (б) “О замене разверстки натуральным налогом”, ставшая нэповским преобразованием, была на съезде лишь одной из 18 других принятых съездом резолюций, отразивших накал идейной борьбы.

Обсуждение итогов дискуссии о профсоюзах и проблем внутрипартийного положения отодвинуло принятие решения о продналоге лишь не седьмой день работы съезда. И это в условиях, когда Кронштадский мятеж был в самом разгаре, и экономическое положение страны требовало принятия незамедлительных решений.


Смежные предметы