Теории социальных движений

Теории социальных движений, известные современной социологии, можно сгруппировать в две большие категории.

Классические теории, возникшие в период с 1920 по 1970 г., характеризуются обшей направленностью на поиск социально-психологических детерминант участия индивидов в социальных движениях. Это объясняется тем, что все классические теории возникли как реакция на концепции XIX в., содержавшие макро- социологические объяснения социальных движений как порожденных рационализацией или изменениями в способе производства.

Классические микросоциологические теории такого типа основаны на поведенческом подходе и ориентированы на объяснение феноменов коллективного поведения, таких, как массовая паника, стихийные действия толпы, сектантские движения и т.д. Они рассматривают социальные движения как форму коллективного поведения, а последнее — как особый тип поведения, отличный от «нормального». Коллективное поведение характеризуется спонтанностью, неорганизованностью и невозможностью реализации по институционализированным каналам. Одни авторы рассматривают коллективное поведение как результат экстремальных эмоциональных состояний, вызывающих у людей снижение способности мыслить критически и рост «внушаемости», а другие — как реакцию адаптации на неопределенные ситуации.

Еще одна группа классических теорий стремится связать участие в социальных движениях с широкомасштабными структурными изменениями, происходящими в современных обществах. Теории массового общества исследуют, как влияют быстрая модернизация и сопровождающие ее изменения в социальной организации и нормах на образование аномной городской среды, в которой индивид испытывает раздражение, фрустрацию и социальную дезориентацию. В таких условиях индивид подвержен участию в социальных движениях, рассматриваемых как иррациональный экстремистский ответ на изменения социальной среды.

Теории «относительной депривации» показывают негативное влияние на индивидов стремительных социальных изменений. Множество факторов, таких, как нарастающие социально-экономические изменения, урбанизация, политическая модернизация, влияние средств массовой информации, рассматриваются как объяснения изменений, происходящих в социальных ожиданиях индивидов. Растущие ожидания могут приводить индивидов к убеждению, что они дспривированы, т.е. обделены социальными благами, посравнениюс другими группами населения. Это в свою очередь рождает чувство гнева и фрустрацию, которые могут найти выход в социальных движениях. В конечном счете эти теории рассматривают участие в движениях как эмоциональную и зачастую иррациональную реакцию на некоторые типы социальных явлений. В результате они концентрируют все свое внимание на фазе возникновения коллективного поведения и не позволяют выяснить организационную базу движений и их потенциальные связи с более широкими политическими движениями.

Подходы аналогичного типа, сложившиеся относительно недавно, образуют как бы методологический мостик между ранними концепциями коллективного поведения и более современными структурными моделями.

Теория статусной политики рассматривает социальные движения правого направления как попытки определенных групп сохранить свой статус и привилегии в борьбе с реальными и воображаемыми угрозами.

В целом классические теории социальных движений часто подвергались критике за выдвигаемую ими идею, согласно которой всякое участие в движениях может рассматриваться как иррациональное поведение. В отличие от них более современные — постклассические — теории фокусируют свое внимание на коллективном действии, оформленном в организованное движение, имеющее рационально обоснованные цели и стратегии.

Теория мобилизации ресурсов, относящаяся к группе постклассических теорий, была популярна в 1970-е гг. Ее появление означало смещение ракурса рассмотрения проблемы с уровня психологии индивида на уровень социальных структур. Сторонники этого подхода, пытаясь преодолеть ограниченность теорий коллективного повеления, утверждают, что социальные движения должны рассматриваться как продолжение институционализированного политического поведения. В фокус исследования попадают организация социального движения и попытки лидеров мобилизовать все возможные виды ресурсов — от людских до информационных и финансовых. Лидеры движений рассматриваются как лица, целенаправленно и рационально планирующие действия сторонников, выстраивая определенную стратегию. Базисными понятиями, на которых строятся такие теории, являются доступность ресурсов, эффективность организационных структур движения и т.д.

В 1970-е гг. многие теоретики обратились к исследованию так называемых новых социальных движений — феминистского движения, движения за мир, экологического, движения сексуальных меньшинств.

Теории новых социальных движении сформировали особое теоретическое направление, особенностью которого стало изучение социальных движений в контексте более широких теорий социальных изменений. Представители этого направления считают, что рост новых движений является показателем обшей неудовлетворенности населения социальными и политическими институтами развитого капиталистического общества. В отличие от рабочих движений, организовывавщихся по классовому принципу, новые движения в стремлении добиться социальных изменений опирались на разные ценности, использовали различные организационные структуры и разную тактику.

Центром, вокруг которого разворачивались новые движения, было превращение индустриального общества в постиндустриальное. Поколение, родившееся и выросшее в послевоенный период, было менее озабочено материальными проблемами и больше интересовалось качеством жизни — чистотой окружающей среды, индивидуальной свободой, возможностями самовыражения. Поскольку таких индивидов становилось все больше, возросла их доля в составе политических элит и их мнение стало определять политику.

Возникновение новых социальных движений объяснялось также массовой реакцией на процессы модернизации. Постоянное вторжение США в экономику менее развитых европейских стран привело к «колонизации жизненного мира» (10. Хабермас). Участники новых социальных движений протестовали против этого, так как понимали, что сам по себе процесс вестернизации неконтролируем. Они пытались политизировать институты гражданского общества, стремясь добиться реальной экономической автономии, прямой демократии и свободного от государственного регулирования индивидуального самовыражения.

Социальной базой таких движений стал новый средний класс высокообразованных профессионалов. Участники движений подбирались на основе таких показателей, как расовая и национальная принадлежность, пол и сексуальная ориентация. Некоторые исследователи даже утверждали, что новые движения следует относить не к политическим явлениям, а к культурным, потому что они реализуютсвои цели не через политические организации, а через «глубинные сети», которые не видны обычному наблюдателю. Такие «сети» — это контексты постоянного конструирования новых смыслов.

Теория новых социальных движений, способствуя пониманию социальных движений в целом, фокусируется на фазе зарождения, поэтому ей не удается проследить внутреннюю жизнь социального движения как организационной структуры.

В последние десятилетия возник ряд новых социальных движений, наиболее значимым из которых является движение в защиту человеческих прав инфицированных СПИДом. Большую часть участников движения составляют сами инфицированные и их близкие родственники. Движение включает в себя ряд организаций, в том числе экстремистских по тактике, прибегает к таким методам борьбы, как уличные шествия, «уличный театр» и т.д.

Социологическое изучение социальных движений последнего периода по-прежнему фокусируется на поиске структурных детерминант коллективного действия, но вто же время оно стало более дифференцированным, обращает больше внимания на нюансы процесса мобилизации ресурсов и привлечения участников. Так, в изучении микромобилизационных контекстов социологам удается создать более сложный и разноплановый социальный портрет индивидов, участвующих в движениях. Введенное понятие «коллективного Я», помогает понять механизмы привлечения и сохранения сторонников. Результаты новейших исследований движений за права сексуальных меньшинств показали, как движение сохраняет свою структуру, выстраивая прочные культурные границы, отделяющие его участников от остального общества; как оно развивает оппозиционное сознание участников; как вырабатывает у них повышенную оценку качеств, отличающих их от «гетеросексуальной нормы».

Коренные преобразования в социальной, экономической и политической сфере российского общества в 1990-е гг., связанные с либерализацией общественной жизни, привели к возникновению различных политических и общественных организаций, партий, движений различной направленности. Активным субъектом этих социальных движений стала молодежь как наиболее мобильная часть населения. Но, как известно, для молодежи характерны импульсивность, экстремальность, склонность к риску, агрессивность, эпатажность, что часто толкает ее на путь отклонения от общепринятых норм, особенно в ситуации, когда достижение своих жизненных целей социально приемлемыми способами не представляется возможным или сопряжено с большими трудностями; а именно это характерно для современной России.

Таким образом, источником молодежного экстремизма является экстремальность молодежного сознания, которая при определенных обстоятельствах может приобрести крайнюю форму экстремизма. Кроме того, молодежный экстремизм обусловлен острым противоречием между сложившимися в сознании молодежи представлениями о гражданстве и возможностями его воплощения в жизни. Именно недостаток позитивных эмоций и поиск виновного в том, что происходит в стране, провоцирует экстремистские действия. Немаловажными факторами роста молодежного экстремизма являются также сложная социально-экономическая обстановка в стране, молодежная безработица, ограниченность социальной мобильности, профессиональной самореализации, миграционные процессы, усиливающиеся из года в год в стране; последние на фоне существующих проблем приводят к усилению националистических настроений в обществе, в частности в молодежной среде. К перечисленным причинам следует добавить неэффективную молодежную политику, неразвитость институтов гражданского общества и недостаточное внимание к проблемам молодежи, ее морально-нравственному воспитанию. Предоставленные самим себе, молодые люди включаются в организации, дающие им альтернативу безысходности, которую испытывает неустроенную, нереализовавшуюся, психологически неустойчивую молодежь. Однако многие из этих организаций являются антисоциальными и реализация жизненных планов в их структуре часто приводит к негативным последствиям для молодежи. Поэтому молодежь и ее проблемы должны стать центром общественного и государственного внимания, иначе общество, в котором гибнет молодежь, само обречено на гибель.


Смежные предметы
Общество
Гражданское общество
Социальная структура общества
Развитие общества
Развитие общества: модели социального развития современного общества
Теории развития общества
Факторы развития обществКонцепции развития общества Историческое развитие общества. Исторические формы и типы обществ
Общественная формацияОбщественно-экономическая формация. Экономические обществаОбщественно-политическая формация Социальные изменения. Эволюция и революции в развитии общества
Социальные изменения в обществе и его социальное развитие
Социальная модернизация общества
Понятие и виды социальных изменений
Формы социальных изменений
Факторы социальных изменений
Теория, модели и концепции социальных изменений
Теории социальных движений
Социальные движения, их виды и причины возникновения
Понятие и классификация социальных движений
Социальное развитие и социальные изменения
Социальное развитие России
Социальные прогресс - общественный прогресс и его критерии
Социальная стабильность, её факторыУстойчивое развитие общества Глобализация, её влияние и последствия. Тенденции, плюсы и минусы глобализации
Место и роль России в процессе глобализации
Мировая система - этапы развития международной экономики
Глобализация мировой экономики