www.Grandars.ru » Социология » Общество »

Социальная структура общества

Социальная структура общества

Естественное и социальное неравенство людей выступает причиной, основой социального расслоения, формирования определенной структуры общества.

Социальная структура общества — это устойчивая связь субъектов социальной жизни, которые различаются между собой степенью обладания собственности, получаемого дохода, власти, престижа, образования. Такова современная трактовка рассматриваемого понятия.

Основные типы социального расслоения

Общества с закрытой и открытой структурой

В социологии известны четыре главных типа стратификации (социальные структуры общества) — рабство, касты, сословия и классы. Первые три характеризуют закрытые общества и последний тип — открытые.

Закрытым считается такое общество, в структуре которого социальные перемещения из низших страт в высшие либо полностью запрещены, либо существенно ограничены. Открытым называется общество, где перемещения из одной страты в другую никак официально не ограничены.

Рабство

Рабство — экономическая, социальная и юридическая форма закрепощения людей, граничащая с полным бесправием и крайней степенью неравенства.

Рабство исторически эволюционировало. Различают две его формы: патриархальное и классическое. На зрелой стадии рабство превращается в рабовладение. Когда говорят о рабстве как историческом типе стратификации, подразумевают его высшую стадию. Рабовладение — единственная в истории форма социальных отношений, когда один человек выступает собственностью другого и когда низший слой лишен всяких прав и свобод.

Касты

Кастовый строй не такой древний, как рабовладельческий, и менее распространенный. Если через рабство прошли практически все страны, разумеется, в разной степени, то касты обнаружены только в Индии и отчасти в Африке. Индия — классический пример кастового общества. Оно возникло на развалинах рабовладельческого в первые века новой эры.

Кастой называют социальную группу (страту), членством в которой человек обязан исключительно своим рождением. Человек не может перейти из своей касты в другую при жизни. Для этого ему надо родиться еще раз. Кастовое положение закреплено индусской религией (понятно теперь, почему касты мало распространены). Согласно ее канонам люди проживают больше чем одну жизнь. Каждый человек попадает в соответствующую касту в зависимости от того, каким было его поведение в предшествующей жизни. Если плохим, то после очередного рождения он должен попасть в низшую касту и наоборот.

В Индии 4 основные касты: брахманы (священники), кшатрии (воины), вайшии (купцы), шудры (рабочие и крестьяне). При этом существует около 5 тысяч неосновных каст и полукаст. Особо стоят неприкасаемые. Они не входят ни в какую касту и занимают самую низшую позицию.

В ходе индустриализации касты заменяются классами. Индийский город все больше становится классовым, а деревня, в которой проживает 7/10 населения, остается кастовой.

Сословия предшествуют классам и характеризуют феодальные общества, которые существовали в Европе с IV по ХIV в.

Сословия

Сословиесоциальная группа, обладающая закрепленными обычаем или юридическим законом и передаваемыми по наследству правами и обязанностями.

Для сословной системы, включающей несколько страт, характерна иерархия, выраженная в неравенстве положения и привилегий. Классическим образцом сословной организации была Европа, где на рубеже XIV-XV вв. структура общества делилось на высшие сословия (дворянство и духовенство) и непривилегированное третье сословие (ремесленники, купцы, крестьяне). В X-XIII вв. главных сословий было три: духовенство, дворянство и крестьянство.

В России со второй половины ХVII в. утвердилось сословное деление на дворянство, духовенство, купечество, крестьянство и мещанство (средние городские слои). Сословия основывались на земельной собственности.

Права и обязанности каждого сословия определялись юридическим законом и освящались религиозной доктриной. Членство в сословии передавалось по наследству. Социальные барьеры между сословиями были достаточно жесткими, поэтому социальная мобильность существовала не столько между, сколько внутри сословий.

Каждое сословие включало множество слоев, рангов, уровней, профессий, чинов. Так, государственной службой могли заниматься лишь дворяне. Аристократия считалась воинским сословием (рыцарство).

Чем выше в общественной иерархии стояло сословие, тем выше был его статус. В противоположность кастам межсословные браки вполне допускались. Иногда допускалась индивидуальная мобильность. Простой человек мог стать рыцарем, купив у правителя специальное разрешение. Но термин «сословие» со временем заменяют на новое понятие «класс», выражающее социально-экономическое положение людей, способных изменить свой статус.

Класс

Класс понимают в двух смыслах: широком и узком.

В широком значении под классом понимают большую социальную группу людей, владеющих либо не владеющих средствами производства, занимающую определенное место в системе общественного разделения труда и характеризующуюся специфическим способом получения дохода.

Поскольку частная собственность возникает в период зарождения государства, считается, что уже на Древнем Востоке и в античной Греции существовали два противоположных класса: рабов и рабовладельцев. Феодализм и капитализм не являются исключением. И здесь существовали антагонистические классы: эксплуататоров и эксплуатируемых. Такова точка зрения К. Маркса, которой придерживаются и сегодня. Другое дело, что с вызреванием, усложнением многогранности социального организма возникла необходимость вычленения в обществе не одного-двух классов, а множества социальных слоев, называемых на Западе стратами. И соответственно расслоение общества — его стратификацией (появлением множества элементов в структуре общества).

Социальная стратификация

Термин «стратификация» происходит от латинского stratum — слой. Таким образом, в этимологии слова заложена задача не просто выявить групповое многообразие, а определить вертикальную последовательность положения социальных слоев, пластов в обществе, их иерархию. У различных авторов понятие «страта» нередко подменяется иными ключевыми словами: «класс», «сословие». Употребляя ниже все эти термины, мы будем вкладывать в них единое содержание и понимать под стратой большую группу людей, отличающуюся по своему положению в социальной иерархии общества.

Социологи едины во мнении, что основа стратификационной структуры (социальной структуры общества) — естественное и социальное неравенство людей. Однако способы организации неравенства различны. Каковы те основания, которые определяли бы облик вертикального строения общества?

К. Маркс ввел единственное основание вертикального рассмотрения структуры общества — обладание собственностью. Поэтому его социальная структура общества сводилась фактически к двум уровням: класс собственников (рабовладельцы, феодалы, буржуазия) и класс, лишенный собственности на средства производства (рабы, пролетарии) или имеющий весьма ограниченные права на собственность (крестьяне). Попытки представить интеллигенцию, некоторые другие социальные группы в качестве промежуточных слоев оставляли впечатление непродуманности общей схемы социальной иерархии населения. Узость такого подхода стала очевидной уже в конце XIX столетия.

Вот почему М. Вебер расширяет число критериев, определяющих принадлежность к той или иной страте. Кроме экономического (отношение к собственности и уровень доходов) он вводит такие критерии, как социальный престиж и принадлежность к определенным политическим кругам (партиям). Под престижем понималось обретение индивидом от рождения или благодаря личным качествам такого социального статуса, который позволял ему занять определенное место в социальной иерархии.

Роль статуса в иерархической структуре общества определяется такой важной особенностью социальной жизни, как ее нормативно-ценностное регулирование. Благодаря последнему на верхние этажи социальной лестницы всегда поднимаются лишь те, чей статус соответствует укоренившимся в массовом сознании представлениям о значимости его титула, профессии, а также функционирующим в обществе нормам и законам.

Итак, общество воспроизводит, организует неравенство по нескольким основаниям: по уровню богатства и дохода, по уровню социального престижа, по уровню обладания политической властью, по уровню образования, а также по некоторым другим. Можно, видимо, утверждать, что эти виды иерархии значимы для общества, так как позволяют регулировать воспроизводство социальных связей, а также направлять личные устремления, амбиции людей на приобретение значимых для общества статусов.

Каковы механизмы, поддерживающие иерархическую структуру общества? Для поддержания социальной иерархии в обществе первоначально было найдено простое решение: рожденный в семье раба должен остаться рабом, в семье дворянина — представителем высшего класса. Вся система социальных статусов (право, армия, суд и церковь) следили за соблюдением правил сословной организации иерархической структуры общества.

Устойчивость такой иерархической системы могла поддерживаться только силой: либо силой оружия, обладание которым было исключительным правом высших слоев; либо силой религии, имевшей исключительные возможности воздействия на умы людей; либо силой соответствующих законов, норм, обычаев, на соблюдение которых была нацелена вся мощь государственного аппарата.

Иерархическая система современного общества лишена указанной жесткости. Формально все граждане имеют равные права, в том числе и право занимать любое место в социальном пространстве, подниматься на высшие этажи социальной лестницы или находиться в низших эшелонах. Резко возросшая социальная мобильность тем не менее не привела к размыванию иерархической системы. Общество по-прежнему поддерживает и охраняет свою иерархию (структуру).

Было замечено, что профиль вертикального среза общества не является постоянным. К. Маркс в свое время предположил, что его конфигурация будет постепенно меняться за счет концентрации богатства в руках немногих и значительного обнищания основной массы населения. Результатом этой тенденции станет возникновение серьезного напряжения между верхними и нижними слоями социальной иерархии, которое неизбежно выльется в борьбу за перераспределение национального дохода.

П. Сорокин, отвергая тезис К. Маркса об абсолютном обнищании масс при капитализме, тем не менее был также склонен считать, что верхняя часть социальной пирамиды имеет тенденцию к возвышению над остальной частью. Но этот рост богатства и власти не беспределен. По его мнению, существует точка насыщения, дальше которой общество не может двигаться без риска крупной катастрофы. По мере приближения к этой точке в обществе начинаются процессы сдерживания пагубной тенденции: либо проводятся реформы по перераспределению богатства через систему налогообложения, либо начинаются глубинные революционные процессы, в которые вовлекаются широкие социальные слои.

Стабильность общества связана с профилем социальной стратификации (структурой общества). Чрезмерное вытягивание последнего чревато серьезными социальными катаклизмами, восстаниями, бунтами, несущими хаос, насилие, тормозящими развитие общества, ставящими его на грань развала. Утолщение профиля стратификации прежде всего за счет усечения верхушки конуса — явление, повторяющееся в истории всех обществ. Важно, чтобы оно осуществлялось не за счет неконтролируемых стихийных процессов, а путем сознательно проводимой государственной политики.

Описываемый процесс имеет и оборотную сторону, подмеченную П. Сорокиным. Уплотнение профиля стратификации не должно быть чрезмерным, низводящим на нет сам принцип социальной иерархии. Неравенство — не только объективная данность социальной жизни, но и важный источник социального развития. Уравнение в доходах, в отношениях к собственности, власти лишает индивидов важного внутреннего стимула к действию, самореализации, самоутверждению, а общество — единственного энергетического источника развития.

Плодотворной представляется идея, высказанная еще Г. Зиммелем о том, что стабильность иерархической структуры общества зависит от удельного веса и роли среднего слоя, или класса. Занимая промежуточное положение, средний класс выполняет своеобразную связующую роль между двумя полюсами социальной иерархии, снижая их противостояние. Чем больше количественно средний класс, тем больше у него шансов влиять на политику государства, на процесс формирования фундаментальных ценностей общества, мировоззрение граждан, избегая при этом крайностей, присущих противоположным силам.

Наличие мощного среднего пласта в социальной иерархии многих современных стран позволяет им сохранять устойчивость, несмотря на эпизодическое нарастание напряженности среди беднейших слоев. Эта напряженность гасится не столько силой репрессивного аппарата, сколько нейтральной позицией большинства, в целом удовлетворенного своим положением, уверенного в будущем, чувствующего свою силу и авторитет. Во всех развитых странах, несмотря на их культурные и географические различия, доля среднего класса примерно одинаковая 55-60%. На социальной лестнице он размещается между элитой (верхами) и рабочими либо социальными низами. Увеличение его роли в обществе объясняется вполне объективными причинами. В развитых странах в XX в. происходит сокращение ручного труда и расширение умственного как в промышленности, так и в сельском хозяйстве. Следовательно, сокращается численность рабочих и крестьян, последние составляют в США лишь 5%. Но это не традиционные крестьяне, а независимые и зажиточные фермеры. Список новых профессий обогащается не за счет малоквалифицированных, как прежде, а за счет высококвалифицированных, наукоемких специальностей, связанных с прогрессивными технологиями. Их представители автоматически попадают в средний класс. С 1950 по 2000 г. доход американской семьи удвоился. Возросла покупательская способность населения, меньше надо работать, чтобы купить то же самое. Расширился досуг, больше времени остается на развлечения, туризм, увеселения. Трудовое общество уходит в прошлое, ему на смену идет общество досуга.

Средний класс играет в обществе особую роль, образно ее можно уподобить функции позвоночника в человеческом организме, благодаря которому он сохраняет равновесие и устойчивость. В средний класс входят, как правило, те, кто имеет экономическую независимость (т. е. является собственником предприятия) или ярковыраженную профессиональную ориентацию. А это как раз те функции, которые обществом не только высоко ценятся, но и высоко вознаграждаются. Ученые, священники, врачи, адвокаты, средние менеджеры, банкиры и предприниматели составляют социальный стержень общества. Там, где нет среднего класса или он еще не сформировался, общество нестабильно.

Т. И. Заславская выделяет четыре основных признака среднего класса:

  • совокупность социальных групп, занимающих промежуточное положение в социальной структуре общества и выполняющая роль посредника между верхами и низами;
  • экономически независимая часть общества, уверенная в будущем и заинтересованная в сохранении социального порядка и стабильности общества;
  • наиболее квалифицированные, социально активные граждане, способствующие прогрессивному развитию общества;
  • основные носители общественных интересов, национальной культуры, составляющие большинство населения и распространяющие образы собственной культуры на другие социальные слои.

Все перечисленные признаки (и другие) делают средний класс в определенной степени самодостаточной и относительно независимой частью населения.

Социальная мобильность

Мобильность (фр. mobile) — подвижность. Нас интересует социальная (общественная) мобильностьпроцесс изменения субъектом общественной жизни своего социального статуса, продвижение его по карьерной лестнице.

Термин «социальная мобильность» введен в социологию
П. А. Сорокиным, который рассматривал социальную мобильность как любое изменение социального положения. В современной социологии теория социальной мобильности широко применяется для исследования социальной структуры общества.

Различают следующие виды социальной мобильности:

  • вертикальная восходящая и нисходящая (индивид занимает более высокую должность, значительно улучшает свое материальное положение, побеждает на выборах и т. д. или теряет престижную работу, его фирма банкротится и пр.);
  • горизонтальная -перемещение индивида или группы в пределax одного социального слоя;

Межпоколенная мобильность предполагает повышение или понижение социального статуса детей по отношению к положению, занимаемому их родителями. Раньше не во всех обществах это было возможно. Межпоколенная мобильность относится к долговременным социальным процессам.

Внутрипоколенная социальная мобильность предполагает изменение статуса самого индивида в течение своей жизни. При этом не затрагивается положение его родителей. Этот процесс называется также карьерой (специалист повышает квалификацию, переходит на новую, более престижную должность). Иногда этот процесс сопровождается сменой сферы труда с физической на интеллектуальную.

Изучая структуру социальной мобильности, исследователи пришли к выводу, что на нее оказывают влияние такие факторы, как пол человека, возраст, плотность населения, уровень рождаемости в том или ином регионе. Более мобильными являются молодежь и мужчины;

  • групповая — целые социальные группы, социальные слои и классы меняют свое социальное положение в социальной структуре. Например, бывшие крестьяне переходят в категорию наемных рабочих; шахтеры ликвидированных из-за нерентабельности шахт становятся работниками других сфер;
  • индивидуальная -отдельный индивид перемещается в социальном пространстве в том или ином направлении.

В современном развивающемся обществе перемещения по вертикали носят не групповой, а индивидуальный характер. Поднимаются определенные личности, способные преодолеть притяжение своей социокультурной среды. Это не просто, хотя и рабочий может в принципе подняться до министра. (Особо показателен опыт СССР: М. С. Горбачев, Б. Н. Ельцин, В. В. Путин).

Вряд ли есть такое общество, страты которого не пропускали бы в себя отдельные единицы. В современном обществе передвижение по вертикали возможно. Однако этот переход всегда сложен! Если бы мобильность была свободной, то в обществе не было бы социальных страт, считал П. А. Сорокин. Оно напоминало бы здание без потолка и стен.

Вместе с тем все общества стратифицированы. В них есть определенное «сито» просеивающее индивидов и позволяющее некоторым подняться вверх, оставляя других в нижних слоях. Роль сита выполняют социальные институты, регулирующие движение по вертикали, и своеобразие культуры, образа жизни каждого слоя, проверяющие каждого выдвиженца на прочность, на соответствие нормам той страты, в которую он перемещается.

Так, система образования обеспечивает не только первичную социализацию личности, но и выполняет роль своеобразного лифта, который позволяет наиболее способным подняться вверх.

Политические партии формируют политическую элиту, институт собственности укрепляет класс собственников, институт брака позволяет подняться даже при отсутствии интеллектуальных способностей. Однако мало подняться. Надо закрепиться в страте т. е. принять ее образ жизни и вписаться в ее социокультурную среду, принять нормы, принципы.

Этот процесс труден, болезнен, так как требует большого психического напряжения и часто чреват нервными срывами. Человек может навсегда остаться изгоем там, куда стремится или попал волею судьбы.

Если социальные институты — «социальные лифты», то социокультурная оболочка, обволакивающая каждую страту, выполняет роль фильтра, осуществляющего своеобразный контроль. Фильтр может не пропустить индивида, стремящегося наверх, и тогда вырвавшийся из низов будет обречен быть изгоем. Поднявшись на более высокую ступень, он останется за дверью, ведущей в саму страту, что чревато нервно-психическими срывами.

Аналогичная картина может сложиться и при движении вниз. Утратив право, обеспеченное капиталом, жить в верхних слоях, человек не способен открыть дверь в другую страту с другой социокультурой и отсюда — конфликт.

Маргинальность

Нахождение человека как бы между двумя структурами называется в социологии маргинальностью.

Маргинал — это индивид, утративший свой прежний социальный статус и оказавшийся неспособным адаптироваться к новой социокультурной среде.

Адаптация к новым условиям нередко сопряжена с радикальной перестройкой жизненных ориентаций. Кроме того, сама новая социальная среда имеет своего рода фильтры, осуществляющие отбор своих и отторжение чужих. Бывает так, что человек, потеряв свою социокультурную среду, не может адаптироваться в новой среде. Тогда он как бы застревает между двумя социальными слоями, между двумя культурами. Например, разбогатевший бывший мелкий предприниматель пытается попасть в более высокие слои общества. Он как бы выходит из своей старой среды, но и для новой социальной среды он чужой — «мещанин во дворянстве». Другой пример: бывший научный работник, вынужденный зарабатывать на жизнь извозом или мелким предпринимательством, тяготится своим новым положением; для него новая среда — чужая. Нередко он становится объектом насмешек и унижения со стороны менее образованных, но более приспособленных к условиям своей среды «коллег по цеху».

Маргинальность — понятие социально-психологическое. Это не только определенное промежуточное положение индивида в социальной структуре, но и его собственное самовосприятие, самоощущение. Если бомж чувствует себя комфортно в своей социальной среде, то он не является маргиналом. Маргинал тот, кто считает, что его нынешнее положение является временным или случайным. Особенно тяжело переживают свою маргинальность люди, вынужденные сменить вид деятельности, профессию, социокультурную среду, место жительства и др., например, беженцы.

Необходимо различать маргинальность как составную часть естественной социальной мобильности и вынужденную маргинальность, возникшую в кризисном обществе, которая становится трагедией для больших социальных групп. Естественная маргинальность не носит массового и долговременного характера и не представляет угрозы для стабильного развития общества. Вынужденная массовая маргинальность, принимающая затяжной долговременный характер, свидетельствует о кризисном состоянии общества.

Социальная структура (стратификация) современного российского общества

Структура российского общества XXI в. существенно изменилась. Вместо советской трехчленки (рабочий класс, крестьянство, интеллигенция) появилось несколько реальных многочисленных слоев населения, новых страт, прежде всего в результате экономических реформ 1990-х гг. В ходе их проведения «просели» отрасли ВПК и быстро выросли финансовая сфера, частный сектор. Решающую роль приобрел критерий собственности и доходов. Сформировались социальные субъекты, соответствующие по своим профессиональным и личностным качествам требованиям рыночной экономики. По мнению Т. И. Заславской, структура современного российского общества включает в себя пять основных социальных слоев: элиту, верхний, средний, базовый слой и социальное дно (андеркласс). При этом структура работающего населения на начало января 1997 г. в процентном соотношении выглядела следующим образом: доля элит составляла не более 1%; верхний слой — 5-6%; средний — 66%; нижний — 10%. Процентное соотношение представителей социального дна не определялось, так как данную категорию граждан, по мнению Т. Заславской, вряд ли следует включать в работающее население.

Среди российских граждан велико желание быть не хуже других, даже если для этого нет достаточных оснований. Поэтому на вопрос: «К какому социальному классу вы себя относите?», 55% ответили — к среднему. Тогда как реально она составляет всего 25-30%.

Особенностью социальной структуры совершенного российского общества является то, что в нем имеется большой социальный слой (примерно 25-30%), представители которого обладают многими основными признаками среднего класса. Это врачи, учителя, преподаватели вузов, юристы, инженерно-технические работники, деятели науки и культуры, мелкие предприниматели, обладающие достаточной социальной активностью и находящиеся в возрасте от 25 до 50 лет. В любой развитой стране эти социальные группы занимают положение среднего класса. Однако в России в силу различных причин эта категория граждан имеет весьма низкие материальные доходы и не может самореализоваться как средний класс.

По данным Института комплексных социальных исследований, в 2008 г. 46,9% россиян отнесли себя к тем слоям, которые в результате реформ проиграли и не сумели приспособиться к новым условиям. Этих людей условно можно отнести к маргиналам. Треть опрошенных остались при своих и лишь 6,8% считали себя победителями.

Разрыв в доходах между 10% наиболее богатых граждан России и 10% наиболее бедных (децильный коэффициент) составляет примерно 30-40, т. е. наиболее состоятельные в 30-40 раз богаче бедных. Для сравнения в СССР децильный коэффициент в разные периоды колебался в пределах 5-7. Бедная Россия в 2008 г. вышла на четвертое место в мире по количеству долларовых миллиардеров.

Н. Е. Тихонова выделяет в структуре современного российского общества четыре класса, включающих в себя одиннадцать страт.

1. Бедных, состоящих из:
  • люмпенизированных низших слоев, включающих преимущественно неквалифицированных рабочих города и села (в том числе пенсионеров, бывших до выхода на пенсию неквалифицированными рабочими), и подразделяющихся на 1-ю социальную структуру (условно названную «нищие») и 2-ю структуру (собственно бедные);
  • пограничной 3-й социальной структуре, балансирующей на черте бедности и условно названной «нуждающиеся», которая по уровню жизни ближе к низшим слоям, чем к медианному классу, но еще не люмпенизирована.
2. Медианный класс
  • включающий 4-ю социальную структуру (условно названную «малообеспеченные» и являющуюся медианной по сткрутуре российского общества в целом практически по всем показателям).
3. Средние слои, включая:
  • нижний средний класс — 5-6-я страты;
  • собственно средний класс — 7-8-я страты.
4. Богатых, состоящих из:
  • пограничной 9-й страты(условно названной «верхний средний класс»);
  • высших слоев, в том числе 10-й страты(собственно богатые) и 11-й страты(элита и субэлита).

Как видим, модель стратификации (структуры) российского общества по уровню жизни уже сформировалась и приняла устойчивые формы.

В рамках этой модели две нижние страты (1-я и 2-я) объединяют около 20% россиян. Это люди, находящиеся по их реальному уровню жизни за чертой бедности, а по показателям индекса уровня жизни их характеризуют минусовые значения, однозначно свидетельствующие о депривации. Не случайно 61% группы, оценившей свои возможности удовлетворения трех базовых потребностей (в питании, одежде и жилье) как плохие, относились именно к этим стратам, а еще четверть — к 3-й страте, которая объединяет россиян, балансирующих на грани бедности, и то сползающих за эту грань, то чуть поднимающихся над ней. Таковых сегодня 14%. К сожалению, в России сформировался новый для нее класс бедных, катящихся в андеркласс (люмпенов и маргиналов), но самое плохое, что молодежь из этого класса не имеет никаких шансов выбиться за пределы низшего класса.

Четвертая социальная структурасоответствует уровню малообеспеченности. Именно этот уровень жизни является и медианным (серединным), и модальным (т. е. наиболее типичным) в сегодняшней России, что чувствуют и сами ее представители. Среди них доминирует оценка своего социального статуса как удовлетворительного (2006 г. — 73%), а остальные практически поровну разделились на тех, кто оценивает его как хороший и как плохой. Уровень жизни этого наиболее массового слоя российского общества, объединяющего четверть всех россиян, задает и тот стандарт потребления, который воспринимается россиянами как минимально приемлемый прожиточный минимум, заставляющий жить впритык. В процессе сползания основной массы россиян от малообеспеченности к бедности в ближайшие 5-10 лет медианный класс разделится на более благополучную часть, которая вольется в нижний средний класс, и менее благополучную (пенсионеров, малоквалифицированных работников), которая пополнит низший класс.

Социальные структуры же с 5-й по 8-ю — это средние слои, благосостояние которых имеет значимые различия между собой, но которые в любом случае могут рассматриваться как относительно благополучные на общероссийском фоне (35% российского общества).

9-10-я страты объединяют тех, кто с точки зрения подавляющего большинства россиян может считаться богатым. Их отличительной чертой выступает ощущение себя хозяевами собственной жизни. Таковых 5-7%.

Численно эти классы общества представлены в нем следующим образом (табл. 1):

К вышепредставленной европейской структуре, опускаясь в российскую действительность, необходимо добавить некоторые социальные слои: инженерно-технических работников, гуманитарную интеллигенцию, военнослужащих, заключенных, беженцев и др.

Структура среднего класса российского общества (2006 г.)

Определяя основные слои современного российского общества, к средним слоям мы отнесли нижний средний класс, охватывающий 5-ю и 6-ю страты и собственно средний класс — 7-8-ю страты (12% от общества). Именно его стандарт жизни воспринимается большинством населения России как некий средний стандарт нормальной жизни. При этом наметилась тенденция сползания 5-й страты нижнего среднего класса к медианному классу (4-я социальная структура) и движение трети представителей 6-й страты вверх к 7-й страте. Разрыв между 6-й и 7-й социальными структурами будет сокращаться, и 6-я социальная структура войдет в 7-ю. За счет чего средний класс составит примерно 15% населения.

Социологические исследования 2006 г. показали, что всеми тремя объектами собственности (квартира, машина, дача) владеют 10% представителей 5-й страты, 23% — 6-й и 30% — 7-й страты. Нет ни одного критерия у 4% 5-й страты и 1% — у 6-й. Подобная картина наблюдается и по другим сторонам жизни (повышение по службе, образование, доход, открытие собственного дела и др.). Еще более убедительны различия по уровню жизни представителей нижнего среднего класса (5-я и 6-я страты) и собственно среднего (7-я и 8-я страты). Последние были более активны, предприимчивы, состоятельны, добились в жизни большего: приобрели дорогостоящие товары, пользовались платными образовательными, медицинскими услугами, с оптимизмом смотрят на будущее своих детей.

В борьбе за повышение доходов средние классы все больше сосредоточиваются в госсекторе (58% их представителей), учитывая, что работа в госсекторе обеспечивает гораздо большую степень социальной защищенности, при этом давая возможность получения сравнительно высоких для России доходов. Это позволяет утверждать, что представители средних классов занимают сегодня наиболее привлекательные производственные позиции. Среди них нарастает доля работников госуправления, и падает доля работников сельского хозяйства.

К этому стоит добавить, что представители средних классов лучше «добывали» дополнительный доход, работая по совместительству или переквалифицируясь при необходимости. Они более активно улучшали свое материальное положение, используя банковский кредит и другие финансовые операции, экономическую рациональность, позволяющую им планировать свои ресурсы и получать максимальные дивиденды от собственной активности. Находясь как бы на стыке принципиально различных классов бедных и богатых, средние классы выполняют важную интегрирующую функцию в структуре обществе.

Таким образом, около трети россиян находятся либо за чертой бедности, либо на этой черте с риском при малейшем ухудшении макроэкономической ситуации или каких-то семейных проблемах окончательного сползания в бедность. Около четверти пребывают в состоянии малообеспеченности. Примерно треть населения может, хотя и с некоторой долей условности, считаться российским аналогом среднего класса. И, наконец, верхние 5-7% составляют те, кого сами россияне считают богатыми.

Причем уровень материальной обеспеченности представителей различных страт чаще всего соответствует другим показателям их социального статуса: объему власти, уровню образования и квалификации, особенностям производственных позиций, престижу, мировоззрению, стилю жизни, кругу общения.

Суммируем результаты, полученные при рассмотрении средних классов в структуре российского общества. Во-первых, с точки зрения их экономического положения оба средних класса отличаются от нижестоящих классов тем, что они имеют определенный экономический ресурс (в виде собственности или различного рода сбережений и инвестиций), а также достаточно средств для появления в массовом масштабе стилевых различий потребления. Более того, начиная с этих классов перестает фиксироваться тенденция деградации их имущественного и личностного потенциала, характеризующая ситуацию остальных классов. В отличие от бедных и медианного класса им удалось использовать те новые возможности, которые предоставил переход к рыночной экономике. Причем особенности используемых ими стратегий улучшения своего материального положения, а также особенности их экономического сознания и поведения в целом качественно отличаются от ситуации в двух низших классах и дают основания предполагать, что различия эти будут достаточно быстро нарастать.

Однако при этом нижний средний и средний классы заметно различаются как объемом имеющихся у них экономических ресурсов, так и возможностями стилевых трат. Более того, различается у них и динамика их благосостояния. Особенно наглядно эти различия проявляются в ситуации в нижнем среднем классе, где при близости по многим параметрам нынешней ситуации в составляющих его 5-й и 6-й стратах, между ними фиксируются расхождения в тенденциях изменения их положения. Это позволяет предполагать не столько сближение между собой нижнего среднего и среднего классов в будущем, сколько дальнейшее углубление различий между различными слоями нижнего среднего класса, в результате чего, видимо, 6-я социальная структура в значительной части войдет в состав собственно среднего класса, который расширится при благоприятном развитии событий примерно до 15% населения. Остальные примкнут к нижнему среднему классу, который также расширится, вобрав в себя часть представителей 6-й страты, 5-ю страту и часть медианного класса.

Вообще же надо сказать, что при работе с данными, характеризующими жизнь различных слоев в структуре российского общества, выделенных по шкале «бедность — богатство», нельзя не поражаться той энергии, с которой люди сопротивляются крайне неблагоприятным для них обстоятельствам, той без преувеличения титанической борьбе за жизнь и право на будущее, которую год за годом ведут десятки миллионов наших сограждан. Ведут в тяжелейших условиях, подчас — уже из последних сил, но все же сопротивляясь угрозе оказаться в омуте все глубже засасывающей бедности и деградации. И не случайно страх ухудшения материального положения оказывается основным страхом не только низших, но и средних классов — дело здесь не в невозможности в этом случае купить лишнюю вещь или сходить лишний раз в кино. Проблема гораздо глубже. Видимо, даже относительно благополучные пока граждане нашей страны чувствуют, хотя, может быть, и не всегда осознают, что за какой-то очень близкой для подавляющего большинства из них чертой начинается то сначала плавное, а потом все ускоряющееся скольжение в пропасть бедности и нищеты, вырваться из которой почти невозможно.

С учетом анализа и других материалов вышесказанное позволяет сделать следующие выводы:

1. К 2000 г. в России в основном сформировалась качественно новая, предельно поляризованная социально-классовая структура с полюсами в виде буржуазии, с одной стороны, и полудеклассированных наемных работников — с другой, при весьма тонком и неустойчивом среднем классе, который точнее было бы назвать средним социальным слоем.

2. Глубочайший, не имеющий аналога в современных индустриальных странах характер приняла стратификация общества по имущественному благосостоянию. В основном разрушена и превращена в разрозненные фрагменты частного милосердия и ведомственного вспомоществования государственная система социальной защиты россиян, что создало все предпосылки для люмпенизации массы населения страны.

3. Поляризация не ограничивается социально-массовыми и имущественными срезами общества, а по ряду направлений прошла через систему отношений: власти — масса, властные структуры Центра — властные структуры регионов, город — деревня, этнос — этносы» и т. д. Расслоение проходит также внутри класса буржуазии (национальная буржуазия — компрадорская буржуазия), наемных работников (в связи с той или иной формой собственности) и, более того, раскалывает общество на правопослушную часть и быстро разрастающийся криминалитет; на относительно благополучных, имеющих жилье и работу, и на интенсивно умножающихся социально обездоленных. В силу этого антагонизация российского общества приняла характер и чревата либо его взрывной, либо ползуче-тихой дезорганизацией.


Семья в современном обществе

Типы и виды семей

Патриархальная и нуклеарная семья

Социальная структура общества

Структура общества

Понятие социальной структуры

Социальное неравенство

Общество

Общество Общество
Гражданское общество
Социальный институтСтруктура общества Социальная структура общества - стратификация и мобильность
Структура и элементы общества
Понятие социальной структуры
Социальное неравенство в обществе
Стратификация современного российского общества: социальная структура общества в России
Критерии социальной стратификации
Система стратификации. Типы стратификационных систем
Теории социальной стратификации
Стратификация общества
Типы и виды социальной стратификации
Средний класс и проблемы его формирования в России
Социальные классы в обществеСтраты в обществе, их признаки и понятие в социологииСоциальные слои в обществе Понятие и типы социальной мобильности
Вертикальная и горизонтальная социальная мобильность
Социальная мобильность П. Сорокин. Концепции социальной мобильности
Социальная мобильность в обществе
Каналы, факторы и примеры социальной мобильности
Процессы социальной мобильности в России
Развитие общества Глобализация мировой экономики