www.Grandars.ru » Социология » Общество »

Социальная мобильность в разных типах обществ

Социальная мобильность в разных типах обществ

Миграционная подвижность населения оказывает положительное и отрицательное влияние на общество: на экономику, политику, духовную жизнь. На судьбу России громадное влияние оказало монгольское нашествие. В частности, мы заимствовали у Орды самовластное политическое устройство. В результате войны 1812-1814 г. русское дворянство заразилось идеями французской революции, результатом чего стал военный мятеж в декабре 1825 года. Советские солдаты, освобождавшие Европу от нацизма, обнаружили, что люди живут лучше не при социализме.

Механизмы социальной мобильности в разных типах обществ различны.

В советском (социалистическом) обществе не было экономических классов в точном значении этого слова. В условиях государственной собственности на средства производства отсутствует главный признак экономического класса — отношение к собственности. В советском обществе существовали следующие социальные классы в зависимости от расположения во властной иерархии:

  • номенклатуры (правящий);
  • бюрократии (исполнительский);
  • пролетариат (трудящиеся) — рабочие, служащие, колхозники, в том числе фактические рабы в ГУЛАГе.

В 1989 г. Т. Заславская и Р. Рывки на выделили следующие социальные общности советского общества:

  • властные, различающиеся характером (партийная, государственная, хозяйственная) власти;
  • связанные со сферами и отраслями народного хозяйства (военная, коммунальная и т. п.);
  • хозяйственных руководителей, различающихся рангом власти (руководители объединений, предприятий, подразделений);
  • интеллигенции, различающиеся ее профилем (ИТР, творческая и т. п.);
  • деклассированные.

Механизм социальной мобильности в советском (политическом) обществе носил государствснно-распределительный характер и включал в себя следующие способы. Во-первых, номенклатурный механизм: значительная часть руководящих работников назначалась парткомами соответствующего уровня и подчинялась им. Так, работники районного звена назначались и подчинялись райкому компартии. Во-вторых, репрессии против «врагов народа» (врагов советского общества) и целых народов, в результате которых происходило быстрое перемещение людей. Сталин прекрасно понимал роль репрессий в качестве механизма социальной мобильности для «изъятия из обращения» «отработанных кадров». В-третьих, «стройки коммунизма», куда перемещались массы людей: целина, БАМ и другие. В годы брежневского «застоя» социальная мобильность замедлилась в результате ориентации на стабилизацию кадров и смягчения репрессий (начатые при Хрущеве). Высокой оставалась социальная мобильность в научно-образовательной сфере, где возникли новые возможности в результате НТР («научно-технической революции»).

Западные (капиталистические и социал-демократические) общества имеют следующую социально-профессиональную структуру на индустриальной стадии развития:

  • высший класс профессиональных управленцев (менеджеров);
  • технические специалисты среднего уровня;
  • коммерческий класс;
  • мелкая буржуазия;
  • техники и рабочие с управленческими функциями;
  • квалифицированные рабочие;
  • неквалифицированные рабочие;
  • безработные.

Социальная мобильность в западных обществах отличается значительной скоростью и интенсивностью в экономической, профессиональной и политической сферах. Главным механизмом социальной мобильности является конкуренция во всех сферах обществ, нацеленная на результат — на эффективность. В экономической сфере происходят быстрые и интенсивные перемещения по вертикали и горизонтали, обусловленные разорением и безработицей одних и успехами и высокими заработками других. В политической сфере механизмом социальной мобильности являются выборы, в результате которых происходит перемещение лиц и политических партий. Территориальная мобильность связана с перемещением масс населения в поисках работы. В связи с высоким уровнем жизни в западных странах множество людей из других стран стремятся переехать туда жить и работать. В результате, особенно в США — стране мигрантов, возникают целые этнические районы.

В постсоветской России можно выделить следующие страты в зависимости от власти, богатства, образования, характера труда:

  • правящая группа (политики и финансисты);
  • «новые русские» (новая российская буржуазия);
  • мелкая буржуазия («челноки», фермеры, предприниматели);
  • производственные рабочие;
  • работники интеллектуального труда;
  • крестьяне и т. д.

Таким образом, социальная стратификация у нас приблизилась к западной.

Постсоветская России отличается значительным совокупным индексом мобильности, в основном нисходящим и горизонтальным. Сказанное относится к армии, школе, собственности, семье, церкви и т. п. Множество людей обнищали, в результате чего возникает опасность социального взрыва. Большие группы людей из стран СНГ, где уровень жизни ниже, чем в России, переезжают к нам работать и жить. Это создает множество межэтнических и социальных проблем.

Глобализация, как отличительная черта современного мира, характеризуется весьма значительной миграцией населения из неразвитых стран в развитые. Миллионы людей бегут из стран с массовой безработицей туда, где можно получить неквалифицированную работу и достичь более высокого уровня жизни. Во многих странах мира, в том числе в России, строительные рабочие в большом числе — приезжие.

«Современная иммиграция, — пишет Кристофер Коукер, — явление, угрожающее скорее расколоть западное общество, а не объединить его, как это произошло в 30-х годах <...> И Соединенные Штаты, и Европа уже представляют собой многоэтнические и многорасовые общества. Начало XXI века покажет, воспримут ли они разнообразие культур как основу своей идентичности». Опасение в этой связи вызывают неонацистские партии, которые смогли привлечь около 10 процентов голосов избирателей во Франции, Австрии и других странах. Это замечание относится и к России.

Сущность социальной мобильности

Социальная мобильность как фактор динамизации стратификационных процессов

Статусно-слоевой иерархии разных обществ и разных эпох присущи некоторые общие характеристики. Так, в любом обществе люди умственного труда в целом занимают более привилегированные позиции, нежели люди физического труда; высококвалифицированные работники приобретают более высокие статусные позиции, нежели неквалифицированные. В каждом обществе также наличествуют слои бедных и богатых. При этом чем выше в социальной иерархии расположен социальный класс, тем больше существует барьеров для тех, кто хотел бы проникнуть в него извне. В исторической практике многих стран нередким было наличие малопроницаемых социальных групп, весь образ жизни и деятельность которых как бы замыкались на себя, будучи отгороженными социальными барьерами от низших слоев. Тем не менее всегда в обществе развивались процессы социальной мобильности, предоставлявшие человеку возможность изменить свое статусное положение в лучшую сторону.

П. Сорокин определяет социальную мобильность как любой переход индивида или социального объекта (ценности), т. с. всего того, что создано или модифицировано человеческой деятельностью, из одной социальной позиции в другую.

К приведенному определению следует добавить, что в некоторых случаях человек осуществляет данный переход без чрезмерных усилий (меняет место жительства или работы), в других переход происходит в силу естественных причин, проистекающих из жизненных циклов человека (осуществляется переход из одной возрастной группы в другую). Но в подавляющем числе жизненных ситуаций человеку приходится прилагать немало сознательных усилий для перемены своего социального статуса, особенно в том случае, если речь идет о желании его улучшить. Впрочем, существует ряд человеческих качеств, которые определяются биологически, что делает невозможным изменение социальной позиции (раса, пол).

Процессы социальной мобильности формируются из целенаправленной активности людей по достижению жизненных целей, а также поддерживаются как общественной самоорганизацией (традиционными запретами и стимулами, семейными отношениями, самодеятельными формами жизни, нравами), так и системно-институциональными структурами — правовыми регуляторами, образовательной системой, различными способами стимулирования трудовой активности со стороны государства, церкви, профессионально-корпоративной среды и др. В совокупности указанные факторы и предпосылки, поддерживающие процессы социальной мобильности, предоставляют немало возможностей разным группам варьировать свои действия для достижения необходимого статусного положения. При этом объективно общество заинтересовано в том, чтобы, с одной стороны, не было острой конфронтации групповых интересов, конкретных линий поведения людей, а с другой — существовал активный обмен общественной энергией и духовными ресурсами, особенно в тех ситуациях, когда потребность в такой активизации многократно увеличивается.

В любом обществе существует определенная сбалансированность процессов социальной мобильности, уравновешивающая противоречивые тенденции внутри них. Так, на представителей низших групп направлены разные формы социальной помощи, способные смягчить их обездоленность. В свою очередь, представители престижных слоев (властных, профессиональных, тендерных и др.) стремятся выделить себя в качестве социальных целостностей и сохранить признаки своего высокого статуса. Разными способами возводится немало социальных препятствий для проникновения выходцев из более низких слоев в привилегированные ряды. Следует также учитывать действие объективных ограничений, характерных для целостного функционирования хозяйственного или социального организма: общество на определенном этапе развития нуждается в определенной доле людей конкретных профессий, крупных собственников, высших государственных деятелей и т. д. Произвольно превысить определенный объем указанных занятий и статусных позиций невозможно, как бы люди ни пытались улучшить механизмы социальной мобильности.

Но вместе с тем в потоке социальных взаимодействий всегда есть противоположные тенденции, ведущие к расшатыванию существующего положения или к его обновлению. Конкретный механизм этого расшатывания можно понять на примере про- блематизации условий жизни отдельных групп, на стремлении людей добиваться в жизни большего, чем их родители. Трансформация массовых ценностных ориентаций, а также жизненные проблемы, которые возникают перед множеством людей в процессе социальной активности, ставят их перед необходимостью искать возможности для изменения своего социального положения. Поэтому многие из них стремятся преодолеть преграды и осуществить переход в более престижную группу.

Историческая практика свидетельствует, что не существовало обществ с абсолютно непроницаемыми перегородками между социальными классами и слоями, равно как и с полным отсутствием таких перегородок. Разные общества отличаются лишь степенью, формами, механизмами проницаемости социальных преград. Одну из наиболее устойчивых стратификационных структур в виде кастового деления можно встретить в Индии. Однако и в древности, и тем более в настоящее время сохраняются каналы и механизмы (иногда едва заметные), делающие возможным переход из одного слоя в другой.

Не получает подтверждения позиция некоторых исследователей, которая сводится к тому, что социальный прогресс, демократизация общества неизбежно ведут в наше время к устранению препятствий для перехода людей в более привилегированные группы. Социологи не раз доказывали на массивном материале, что демократические изменения в том или ином обществе означают не абсолютное уменьшение, а только замену одного вида социальных помех другими. В наши дни на примере открытых обществ к такому выводу приходят западные исследователи. Так, американский исследователь Л. Дуберман констатирует, что в последние 100 лет «в аспекте большей открытости или закрытости американская классовая структура сохранилась относительно неизменной». Сходные выводы получены исследователем Б. Шефером из ФРГ, французским социологом Д. Марсо, англичанами Дж. Голдтором и Ф. Бивеном.

Утверждения исследователей о социальной устойчивости и даже определенной неподвижности социальных пропорций в развитых странах Запада следует понимать в том смысле, что складывающаяся в них столетиями иерархическая структура не может трансформироваться быстро и, главное, в одностороннем направлении. Под влиянием социальных факторов как неблагоприятного (войн, революций), так и благоприятного характера (модернизация, экономический подъем) эта структура испытывает колебания то в одну, то в другую сторону. Тем самым она модифицируется, но в целом сохраняя неизменным диапазон иерархичности, протяженность социальных дистанций между слоями. Можно сказать, что на разных стадиях развития того или иного общества, в разных исторических ситуациях процессы социальной мобильности могут заметно различаться между собой, но их вариативность осуществляется вокруг некоторых пределов и принципов, которые обусловлены, с одной стороны, исторической традицией, с другой — общественными потребностями в определенный период времени. Если же сопоставлять процессы социальной мобильности в разных странах, и особенно в обществах разного типа развития и неодинаковой цивилизационной принадлежности, то можно видеть их заметное отличие друг от друга.

Разновидности социальной мобильности

В наши дни, как и раньше, начальная стадия социальной мобильности сходна для всех людей: при рождении ребенок получает социальный статус своих родителей, так называемый аскриптивным, или предписанным статусом. Родители, родственники и близкие к семье люди передают ребенку те нормы поведения, представления о должном и престижном, которые господствуют в их среде. Однако в активный период жизни человек зачастую не довольствуется положением в своем слое, добиваясь большего. В этом случае исследователи говорят, что человек меняет свой прежний статус и обретает новый достигаемый статус. Тем самым он включился в процессы восходящей мобильности.

Выделим случаи, когда представители социальных групп располагают предписанным статусом, который невозможно сменить по одному лишь желанию (разделение людей по половому, расовому, возрастному признаку). Для представителей таких групп социальная мобильность бывает нередко затруднена из-за социальной дискриминации, закрепленной в данном обществе. В этой ситуации члены группы могут добиваться изменения общественных стереотипов по отношению к себе и через инициативные акции, требовать расширения каналов своей социальной мобильности.

Вместе с тем в современном обществе множество людей осуществляют восходящую профессиональную мобильность через выбор той или иной профессии, достижение высокого уровня квалификации и профессионального образования, смену профессии и уход в высокооплачиваемую область труда или на более престижную работу, через переезд на новое место работы в другом городе или в другой стране. Часто люди меняют свой статус вне профессиональной сферы — в этом случае восходящую мобильность можно реализовать через изменение своего семейного положения, поддержку родственников и друзей.

Также социологи выделяют нисходящую социальную мобильность. Речь идет об утрате многих преимуществ предыдущего статуса и о переходе человека в социальную группу более низкого уровня. С данным видом мобильности люди сталкиваются, как правило, в силу неблагоприятных или неизбежных обстоятельств, например, в условиях экономического кризиза, при достижении пенсионного возраста, а также из-за болезни, утраты трудоспособности. Ситуация нисходящей мобильности расценивается обществом как нежелательная для человека, поэтому в рамках семьи и государственных институтов вырабатывается немало способов, призванных сгладить ее остроту, снизить масштабы — родственная поддержка, система социального страхования и пенсионного обеспечения, социальное призрение и попечительство.

Помимо выделенных двух видов социальной мобильности, которые являются вертикальными (направленными вверх или вниз), в науке рассматривается целый ряд других ее разновидностей. Укажем на горизонтальную мобильность, связанную с переменой человеком места работы, места жительства, должности, но без изменения статусного ранга. В данном случае также осуществляется важная форма социальной мобильности, которая позволяет решать, например, какие-то личные проблемы, расширяет социальные возможности людей с прицелом на будущее, обогащает их профессиональный опыт.

Рассмотренные выше виды социальной мобильности могут существовать как в форме хаотических индивидуальных перемещений, так и в форме направленных коллективно-групповых трансформаций. Другими словами, в одних условиях имеет место индивидуальная мобильность, зачастую приобретающая случайный или хаотический характер, в других она реализуется как сходные коллективные перемещения. В период радикальных трансформаций свой социальный статус меняют целые слои и социальные группы, демонстрируя так называемую структурную мобильность, которая подготавливается и происходит под действием множества факторов, спонтанно, через трансформацию всего общества. Так, европейские революции сопровождались уходом с социальной сцены старой аристократии, что открывало широкие возможности проявить свою активность буржуазии, а также интеллектуальной элите. В условиях эволюционного развития в 1960-1980-е гг. в СССР ряд профессиональных слоев переживали постепенную статусную трансформацию. Одни из них утрачивали свои позиции (педагоги, инженеры, ученые), другие их наращивали (работники банковской сферы и сферы обслуживания, юристы), что находило яркое проявление в динамике профессиональных ориен- таций молодежи этих десятилетий. Снижение статусных позиций у одних групп и повышение у других выступало показателями структурной мобильности, свидительствовало о скрытых сдвигах в социальной структуре, что рано или поздно должно было проявиться в трансформации всего общественного организма.

Тесно связаны с индивидуальными и коллективно-групповыми перемещениями еше две разновидности социальной мобильности: мобильность, основанная на добровольных перемещениях людей внутри групп и между группами, а также мобильность объективно неизбежная, по необходимости принудительная, вызванная структурными сдвигами в разных сферах общественной практики — в экономике, политической практике, демографии.

Наконец, следует остановиться на внутригенерационной (внугрипоколенной) и интергенерационной (межпоколенной) мобильности, которые свидетельствуют об изменении социального статуса как в рамках тех или иных возрастных когорт, так и от родителей к детям. Изменения этого рода задаются традициями, исторической ситуацией, определяющей тот или иной серьезный сдвиг в данном обществе, геополитическим положением страны. Так, при прочих равных условиях межгенерационная мобильность в современном английском обществе более замедленна, чем в США, что объясняется неодинаковой ролью традиций по сохранению молодым поколением принадлежности к своему классу, слою. Вместе с тем своеобразие процессов социальной мобильности в США всегда определялось масштабным потоком иммигрантов из Старого Света и других регионов мира. В Японии межпоколенные статусные позиции за последние 50 лет трансформируются стремительнее, чем во второй половине XIX в., что связано с активным включением страны в современную мировую динамику.

Социальная мобильность в неодинаковых условиях общественного развития

Мобильность в эволюционных условиях развития

Выше обращалось внимание на сбалансированность, соответствие различных процессов социальной мобильности друг другу в условиях эволюционного развития. В такой ситуации остается невысоким масштаб социальной мобильности - он определяется через процентную долю людей, сменивших статус, доставшийся им от своих родителей. В это время взрослые дети по большей части не выходят за рамки социального положения своих родителей. Но даже в случае ухода от статуса, принадлежащего родителям, одни работники всю жизнь остаются в том социальном положении, с которого они начали самостоятельную трудовую активность, другие перемещаются на одну-две ступеньки выше. В этих условиях редко, кому удастся в короткий период сразу переместиться на несколько ступеней карьеры и жизненного благополучия.

В настоящее время особое состояние переживают процессы социальной мобильности современного западного общества. Сама социальная структура развитого общества базируется на прочности среднего класса, оставаясь в целом относительно стабильной. Однако сам средний класс, интегрируя 60-75% населения, вероятно, достиг пределов своего объема. Социальная вертикальная мобильность в странах Западной Европы в последние 30 лет характеризовалась следующими признаками. Шло выравнивание шансов вертикальной мобильности для представителей разных групп. Дети рабочих за счет социальной помощи государства могли даже кое в чем обогнать детей служащих. Росла мобильность женщин. Интеллектуальная деятельность стала распространенным явлением, что повлияло на снижение статуса самих интеллектуалов. Революция в образовании позволяла значительному числу граждан получать подготовку в средней профессиональной и высшей школе, но качественное образование повсюду становилось более редким и недоступным явлением. В результате в последнее десятилетие XX в. свыше 50% лиц в возрасте 30-60 лет имели более высокое образование, чем их родители. Но при этом их социальное положение было ниже или таким же, как у их родителей. Обрисованная ситуация в развитых странах Запада свидетельствует о своеобразной остановке социального лифта, о разрушении важных ступенек механизма вертикальной мобильности.

Немалую опасность для функционирования механизмов социальной мобильности и стратификации на Западе представляет также миграция гастарбайтеров из разных стран мира, доля которых среди населения отдельных стран составляет 7-13%. На первых порах этой миграции (в 70-80-е гг. XX в.) предполагалось, что иностранная рабочая сила как раз сгладит диспропорции социальной структуры западно-европейских стран, пополнив слои работников физического труда с низкой квалификацией и постепенно интсгрировавшись в европейскую культуру. Однако этого не произошло. Даже во втором, в третьем поколениях выходцы из стран Азии, Ближнего Востока, Северной Африки не желают (во многом и не могут) превращаться в среднестатистических граждан западных стран в силу своих расово-антропологических качеств, культурно-ре- лигиозных ориентаций. Во многих крупных городах Запала ныне имеются кварталы, населенные представителями неевропейских этносов, среди которых гораздо выше масштабы безработицы, лиц без определенных занятий, с низким уровнем образования. В таких кварталах царят правила поведения и моральные требования, во многом отличные от культуры доминирующего большинства. Здесь нередко появляются маргинали- зированные группы, состоящие из агрессивных молодых людей, которые могут выплескивать свою немотивированную жестокость на жителей кварталов с коренным населением. Все это, безусловно, усугубляет издержки механизмов социальной мобильности и стратификации в развитых западных станах.

Мобильность в условиях индустриализации

В последние 100-200 лет многие общества вступали в период более интенсивного развития, связанного с обновлением экономики и социальной практики. В этом случае процессы социальной мобильности также начинали изменяться, ускоряя, в свою очередь, модернизационные перемены. В это время происходило интенсивное разрушение прежних характеристик социальной мобильности, замена их новыми качествами. Рассмотрим сначала трансформацию процессов социальной мобильности, в которой на первый план выступают тенденции их конструктивного обновления.

Функции обновления особенно отчетливо заявляют о себе на определенных периодах индустриализации, через которые в Новое время прошли все страны Запада. В последние сто с лишним лет этап индустриализации переживали многие неевропейские страны, модернизируя свое хозяйство, социальные отношения, традиционную культуру. В России процессы индустриализации, начавшись в последней трети XIX в., наиболее интенсивно развивались с конца 1920-х до середины 1950-х гг. и завершились в целом к 1970-м гг. Охарактеризуем важнейшие тенденции социальной хмобильности, свойственные процессам такого рода.

В ходе индустриализации происходит по преимуществу вынужденное массовое переселение людей из сельской местности в города. И в городах, и в селах зарождается товарно-промышленное производство, которое затем стремительно расширяет свои масштабы, стимулируя внедрение новых технологий труда. Все это, в свою очередь, ведет к появлению новых профессий и специальностей, дифференцирует квалификацию работников, что сопровождается повышением образовательного уровня населения, увеличением информированности людей, расширением их мировоззренческого горизонта. Меняются способы социализации детей и молодежи. Происходят серьезные трансформации в семейных отношениях, быту, способах отдыха и оздоровления. Словом, коренным образом меняется весь образ жизни населения. Поколения детей, а тем более внуков, живут совершенно в иных условиях, нежели их отцы и деды. Таким образом, масштаб мобильности в этих условиях заметно увеличивается — в течение 50-100 лет идет постоянное увеличение доли населения, которое не повторяет статус своих родителей, достигая в пиковых точках интенсивности социальных перемещений их объема, равного 60-75%.

Конечно, за эти годы могут происходить спады производства, политические кризисы, социальные столкновения. Но если государственная политика индустрализации продумана и реализуется успешно, то развитие общества сохраняет стабильный характер, и в то же время появляются многообразные способы восхождения людей по социальной лестнице. Миллионы людей втягиваются в эти процессы, которые, как правило, охватывают активный период жизни (он равен 25-30 годам) нескольких поколений. Эти сдвиги выполняют в целом конструктивную роль в обновлении общественного развития, хотя на определенных стадиях индустриализации неизбежно дают о себе знать серьезные гуманитарные издержки. Среди последних укажем на такие явления, как массовое ослабление прежних связей, консолидирующих население, включая и те, на которых держались хозяйственные, семейно-бытовые отношения, на разбалансиро- ванность коллективных взаимодействий между представителями новых и прежних профессиональных слоев, а также на увеличение масштабов маргинальности.

Особо следует сказать о возрастании в период индустриализации явления социальной маргинальности. Маргинальность может быть понята в узком и широком смысле. В узком смысле она связывается с неполным, частичным, промежуточным характером социальных ролей какой-либо группы, индивидуума. Но в данном случае акцентируется трактовка маргинальности как широкого социального явления, в которое втягиваются тысячи, а иногда и миллионы людей. (См. гл. 9.) Процессы индустриальных преобразований ведут к резкой переструктуризации общества, что интегрирует — отчасти добровольно, отчасти вынужденно — огромные массы людей в социальную мобильность. Для одних новый статус оказывается нисходящим, другие же обретают его в процессе движения вверх по статусной лестнице.

Но повсеместно это движение порождает структурную маргинальность, которая связана с массовой утратой целыми слоями своего прежнего статуса, разрывом привычных связей, изменением социального окружения, что так или иначе превращает людей в маргиналов — лиц, лишенных в новом положении устойчивых ценностных ориентиров, социальных корней, понимания происходящего, даже если они улучшили свой статус. Если проводится взвешенная социальная политика и в процессах расслоения продолжает сохраняться определенный баланс между традиционными и новыми слоями, то масштабы маргинализации не способны серьезно дестабилизировать общество. В этом случае новый стратификационный порядок закрепляется быстрее, нежели распадается прежний.

Следует подчеркнуть, что социальная мобильность периода индустриализации, имея общие черты развития в разных странах, все же не приобретает универсального характера. В каждом обществе эти процессы обусловливаются конкретной обстановкой, складывающейся в тот или иной период развития, тесно переплетаются с элементами традиций. Все это позволяет нейтрализовать стремительность перехода огромных масс людей из одного социального слоя в другой и остроту интеграции в современную экономическую динамику.

Сошлемся на опыт Японии. На крупных японских фирмах по отношению к постоянному персоналу применяется система пожизненного найма и принцип старшинства продвижения по службе. Пожизненный найм означает, что работник нанимается на фирму на весь трудоспособный период жизни. В свою очередь руководство фирмы гарантирует его занятость в период кризиса, когда увольняет ту часть персонала, которая не охвачена данной системой. Таким образом, у работника есть уверенность в завтрашнем дне и достаточно устойчивое финансовое положение, включая помощь от фирмы для решения его семейных проблем (например, для приобретения жилья, образования детей). Принцип старшинства продвижения по службе связан с тем, что в фирме существуют жесткие принципы повышения статуса работника в зависимости от рабочего стажа (т. е. от возраста), при которой нередко невозможен даже переход из одной категории работников в другую. В рамках фирмы действуют также пределы карьерного роста, своя шкала повышения заработной платы, выходных пособий, продолжительности оплачиваемого отпуска и т. п. Данные механизмы мобильности действуют лишь в крупных японских фирмах. В других странах могут быть иные системы отбора и сохранения хороших работников, нацеленные на смягчение социальных издержек в условиях резких социальных трансформаций.

Мобильность в кризисных условиях общественного развития

Теперь рассмотрим состояние процессов социальной мобильности в условиях социальной деструкции, общественных кризисов. Систематически наступающая в разных странах деструкция механизмов слоеобразования и социальной мобильности весьма интересовала в свое время П. Сорокина, который пережил подобную ситуацию в период русской революции и Гражданской войны. В этих условиях осуществляется массовая нисходящая мобильность многих слоев и формируется плоский — почти без высших слоев — стратификационный профиль. Сорокин полагал, что такое массовое «разлаживание» механизмов расслоения и мобильности происходит в масштабах общества спонтанно, как ответ социальной системы на гипертрофированный характер этих процессов на предыдущем этапе.

Сходные ситуации всеобщей деструкции наступают также в периоды экономической депрессии, в результате неудачи и срыва модернизационных реформ, а также в условиях войны, революции, продолжительных политических, национальных столкновений, которые свидетельствуют об утрате обществом мобилизаци- онно-аааптивных способностей адекватно реагировать на внутренние и внешние опасности. Эти ситуации порождают социальную нестабильность, которая, как правило, сопровождается неблагоприятной трансформацией структуры занятости, возрастанием доли безработных, массовым обнищанием основной части населения, возрастанием болезней и уровня смертности. Нередко при этом увеличивается внутренняя миграция людей, появляются беженцы и вынужденные переселенцы. Все это, в свою очередь, разрушает прежние ценностно-смысловые ориентации людей и сопровождается распространением социальной аномии.

В таких условиях социальная мобильность и стратификационные процессы имеют крайне неустойчивый характер и в значительной степени зависят от набора преходящих факторов. Так, высокого положения способны добиваться случайные люди или даже представители криминальных структур. Масштабы структурной маргинализации в этой ситуации могут во много раз превосходить те, которые появляются в условиях индустриализации. Стабилизация новых стратификационных механизмов и, в частности, механизмов социальной мобильности, возможна не раньше, чем будет достигнута определенная социальная устойчивость и прояснены новые основы, на которых будут развиваться механизмы социального воспроизводства.


Смежные предметы
Общество
Гражданское общество
Структура общества
Социальная структура общества - стратификация и мобильность
Структура и элементы общества
Понятие социальной структуры
Социальное неравенство в обществе
Стратификация современного российского общества: социальная структура общества в России
Критерии социальной стратификации
Система стратификации. Типы стратификационных систем
Теории социальной стратификации
Стратификация общества
Типы и виды социальной стратификации
Средний класс и проблемы его формирования в России
Социальные классы в обществеСтраты в обществе, их признаки и понятие в социологииСоциальные слои в обществе Понятие и типы социальной мобильности
Вертикальная и горизонтальная социальная мобильность
Социальная мобильность П. Сорокин. Концепции социальной мобильности
Социальная мобильность в обществе
Каналы, факторы и примеры социальной мобильности
Процессы социальной мобильности в России
Глобализация мировой экономики