www.Grandars.ru » Правоведение » Уголовное право »

Толкование уголовного закона

Понятие толкования уголовного закона

Укрепление законности и правопорядка, защита прав граждан, интересов общества и государства требуют точного и правильного применения норм уголовного закона, что невозможно без понимания социально-политической обстановки, условий, вызвавших его издание, смысла закона, без уяснения его целей.

Сущность толкования уголовного закона состоит в уяснении содержания закона в целях его применения в точном соответствии с волей законодателя.

Под толкованием уголовного закона понимается определение его содержания, выявление его смысла, объяснение терминов, употребленных законодателем.

Толкование обеспечивает единообразное применение уголовно-правовых норм, способствует устранению недостатков в уголовном законе.

Толкование уголовного закона подразделяется на виды в зависимости от субъекта толкования, от способов и объема толкования.

В зависимости от того, какой орган осуществляет толкование закона, оно различается по субъекту, что определяет и степень его обязательности. По субъектам толкование подразделяется на:

1. Аутентическое толкование - это разъяснение смысла закона, исходящее от органа, принявшего его. Таким правом обладает только Федеральное Собрание РФ. Даваемое им толкование имеет общеобязательную силу для всех органов государства и граждан.

2. Легальное толкование характеризуется тем, что разъяснение закона дается органом государственной власти, уполномоченным на то законом. В настоящее время таким органом является Государственная Дума РФ. В случае толкования уголовного закона Государственной Думой легальное толкование совпадает по существу с аутентичным толкованием, которое является одной из форм легального толкования. Принимаемые Государственной Думой решения по толкованию норм уголовного закона по существу означают принятие равного по силе с уголовным законом нового закона.

Легальное толкование является обязательным для всех органов и лиц, применяющих уголовный закон, в отношении которого было дано соответствующее разъяснение.

3. Судебное толкование дается любым судебным органом при применении уголовного закона в процессе рассмотрения конкретных уголовных дел. К данному виду толкования относятся и руководящие постановления Пленума Верховного Суда РФ.

Толкование уголовно-правовых норм при рассмотрении конкретного уголовного дела и для конкретного случая судебным органом называется казуальным толкованием.

Все вышеперечисленные виды толкований относятся к так называемому официальному толкованию.

К неофициальным видам толкования относятся: научное (доктринальное), профессиональное, обыденное.

1. Научным (доктринальным) является толкование, которое осуществляется научными работниками, высококвалифицированными юристами в учебниках по уголовному праву, комментариях к закону, научных статьях и монографиях. Такое толкование хотя и не имеет обязательной силы, но оно способствует правильному пониманию закона, а также его применению.

2. Профессиональное толкование — это толкование, даваемое юристами по различным вопросам применения уголовно-правовых норм. Такое толкование не только не имеет обязательной силы, но и не влечет никаких юридических последствий. Такое толкование по существу помогает уяснить смысл, вложенный в уголовно-правовую норму.

3. Обыденное толкование — это толкование, осуществляемое на бытовом уровне любым непрофессиональным участником правоотношений.

По способам (приемам) толкование бывает грамматическим, систематическим и историческим.

1. Грамматическое толкование заключается в уяснении содержания закона путем правильного понимания терминов и понятий с грамматической, синтаксической и этимологической (значения и смысла отдельных терминов, слов и понятий, употребляемых в норме закона)сторон.

2. Систематическое толкование состоит в уяснении смысла той или иной правовой нормы путем сопоставления ее с другими уголовно-правовыми нормами, а также в установлении ее места в обшей системе действующего уголовного законодательства, отграничения от других, близких по содержанию законов.

3. Историческим является толкование, которое сводится к выяснению обстоятельств и причин, обусловивших принятие уголовного закона, а также задач, стоящих перед ним в процессе его применения, сопоставление действующих уголовно-правовых норм с их предшествовавшими аналогами.

По объему, который зависит от круга деяний, на которые распространяется действие уголовного закона, толкование делится на: ограничительное, распространительное и буквальное.

1. Ограничительным является толкование, при котором содержанию закона придается более узкий смысл, чем это охватывается буквальным текстом этого закона.

2. Распространительным (расширительным) признается толкование, вследствие которого закону придается более широкий смысл, нежели это буквально определено непосредственно в его тексте.

3. Буквальным толкованием является истолкование и уяснение смысла содержания закона в точном соответствии его с текстом. Данный вид толкования является наиболее распространенным на практике.

Виды толкования уголовного закона

Под толкованием уголовного закона понимается уяснение и разъяснение содержания уголовно-правовых норм, основанное на использовании определенных приемов (способов). Оно необходимо как для граждан, которым изначально адресован уголовный закон, так и для представителей власти, наделенных правом применять его. Как показывает опыт, даже в тех случаях, когда то или иное положение уголовного закона (УК) на первый взгляд выглядит вполне ясно и понятно, в связи с возникшей практической ситуацией требуется углубленный анализ, чтобы правильно применить уголовный закон. Целевое назначение толкования двояко: с одной стороны, оно состоит в уяснении смысла норм уголовного закона, а с другой — разъяснении его для других лиц (правоприменителей, граждан).

Различают толкование:

  • по субъекту;
  • по приемам (способам);
  • по объему.

В зависимости от субъекта, который интерпретирует закон, гол- кование бывает легальным, судебным и доктринальным (научным). Легальным (или аутентичным) именуют толкование, которое исходит непосредственно от законодателя. В качестве примера обычно приводятся примечания к статьям УК, содержащие определения, разъяснения тех или иных терминов. Таковы, например, примечание к ст. 139, разъясняющее понятие «жилище», примечание к ст. 285, определяющее понятие «должностное лицо».

Однако такого рода включенные непосредственно в УК положения с большой натяжкой можно отнести к легальному толкованию. Скорее, они составляют внутренний компонент уголовного закона. Что же касается легального толкования норм закона, то следует иметь в виду позицию Конституционного Суда РФ, изложенную в постановлении от 17 ноября 1997 г. № 17-П «По делу о проверке конституционности постановлений Государственной Думы Федератьного Собрания Российской Федерации от 21 июля 1995 года № 1090-1 ГД "О некоторых вопросах применения Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" и от 11 октября 1996 года № 682-И ГД "О порядке применения пункта 2 статьи 855 Гражданского кодекса Российской Федерации"»: законодатель должен стремиться к четкому и однозначному изложению смысла закона непосредственно в нем самом, а не прибегать к толкованию действующего закона путем издания новых нормативных правовых актов.

Согласно Конституции РФ трактовать содержание и смысл нормативных предписаний с позиции их соответствия нормам Конституции полномочен Конституционный Суд РФ. В этой связи иногда в литературе такое толкование относится к легальному виду. Однако, скорее, оно являет собой другой вид толкования — судебное, а давать подлинно легальное (аутентичное) толкование уголовного закона в российском уголовном праве не принято.

Судебное толкование представляет собой интерпретацию положений закона непосредственно судом, уполномоченным осуществлять правосудие по уголовным делам. Можно выделить три разновидности судебного толкования: а) толкование, даваемое Конституционным Судом РФ, которое обязательно для всех государственных органов, организаций и физических лиц; б) толкование уголовного закона применительно к обстоятельствам конкретного уголовного дела рассматривающим его судом (первой, кассационной, апелляционной, надзорной инстанций); в) толкование, производимое Верховным Судом РФ по вопросам применения норм, институтов и иных положений УК в соответствии со ст. 126 Конституции РФ.

Наглядный пример толкования уголовного закона Конституционным Судом РФ содержит постановление от 20 апреля 2006 г. № 4-П «По делу о проверке конституционности части второй статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации, части второй статьи 3 Федерального закона "О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации" и ряда других федеральных законов, касающихся порядка приведения судебных решений в соответствие с новым уголовным законом, устраняющим или смягчающим ответственность за преступление, в связи с жалобами граждан А. К. Айжанова, Ю.Н. Александрова и других».

Толкование уголовного закона, которое суд осуществляет при рассмотрении конкретного уголовного дела, призвано обеспечить правильное применение его норм к конкретному случаю. Поэтому оно имеет значение в основном в связи с вынесением приговора и его именуют казуальным (от слова «казус» — случай).

Гораздо большую практическую значимость имеет толкование, даваемое Пленумом Верховного Суда РФ в его постановлениях в виде разъяснений по применению отдельных статей, институтов и иных положений УК. Эти разъяснения основаны на обобщении судебной практики и адресованы судам и другим правоприменительным органам с учетом анализа допускаемых ими ошибок. Согласно ст. 126 Конституции РФ Верховный Суд РФ вправе давать судам «разъяснения по вопросам судебной практики», однако обязательность этих разъяснений не установлена.

Высказано мнение, что решения Верховного Суда РФ по конкретным уголовным делам или сформулированные в постановлениях его Пленума, фактически играют роль прецедента. Разумеется, речь идет не о прецеденте в его классическом понимании (как судебном решении вышестоящей инстанции, обязательном для всех нижестоящих судов), а о некоем его подобии: российский суд не вправе (а тем более не обязан) при рассмотрении конкретного уголовного дела ссылаться на решение Верховного Суда РФ, содержащее толкование конкретной уголовно-правовой нормы. Однако, вис всякого сомнения, зная о таком толковании, судья может и должен «держать его в уме», желая точно уяснить смысл подлежащей применению уголовно-правовой нормы. С учетом значимости судебного толкования высшей судебной инстанции «было бы неплохо, если бы в будущем судьи смогли официально ссылаться в приговоре на решения Верховного Суда РФ именно как на прецедент толкования применяемой ими уголовно-правовой нормы, разумеется, после ссылки на саму правовую норму».

Доктринальное (научное) толкование представляет собой интерпретацию содержания уголовного закона специалистами в области юриспруденции — научными работниками. Как правило, оно не является официальным и содержится в учебной, научной литературе, а также в комментариях к УК.

В зависимости от способа толкования различают следующие его виды: грамматическое, логическое, историческое, систематическое. Фактически в процессе уяснения содержания (смысла) уголовного закона они применяются в системе.

Грамматическое толкование основано на уяснении смысла норм уголовного закона с учетом правил грамматики и синтаксиса — значении отдельных слов, терминов, приемов построения текста, использовании знаков препинания и др. Ярким примером грамматического толкования является фраза «казнить нельзя помиловать», так как в зависимости от места запятой в ней в корне меняется ее смысл. Этот вид толкования чаше всего применяется при анализе текста закона, он используется как бы автоматически сразу при его прочтении, однако иногда в нем имеется особая потребность (например, при необходимости уточнить значение нового термина, взаимосвязь между словами). В этом случае для уяснения содержания нормы закона могут привлекаться специалисты в области лингвистики.

Логическим именуется толкование, которое основано на законах формальной логики. Нередко без использования этого способа толкования текстуальный (буквальный) смысл закона выглядит довольно абсурдно. Так, нередко в статьях УК употребляется выражение «в целях», хотя на самом деле речь идет о единственной преступной цели (например, ст. 127', 281, 309). Логика подсказывает, что тут допущен очевидный грамматический просчет, и нелепо искать какой-то особый смысл в этой фразе: кроме одной, названной в статье, другая цель как признак преступления исключается.

При систематическом толковании уголовно-правовая норма сопоставляется с другими нормами Общей или Особенной части УК, а также с нормами других отраслей права. Особенно это важно для уяснения смысла статей уголовного закона, имеющих бланкетные или отсылочные диспозиции. Подлинное содержание уголовно-пра- вовой нормы нередко можно выявить лишь в сопоставлении с нормами других статей Кодекса (при отсылочной диспозиции) либо положениями нормативных правовых актов иной отраслевой принадлежности (при бланкетной диспозиции). Например, ст. 171 «Незаконное предпринимательство» полностью основана на положениях федерального законодательства и иных нормативных правовых актов, регулирующих предпринимательскую деятельность, и без их использования содержание уголовно-правового запрета правильно понять невозможно.

Зачастую грамматический, логический и систематический способы толкования применяются в совокупности. Именно так поступил Конституционный Суд РФ по делу о проверке конституционности ч. 2 ст. 10 УК и ч. 2 ст. 3 Федерального закона «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации» применительно к уяснению смысла термина «пределы наказания», указав в Постановлении от 20 апреля 2006 г. № 4-П, что в данном случае имеется в виду как верхний, так и нижний предел наказания, установленные в санкции статьи Особенной части УК, а не один (нижний) предел. В результате возможность применения правила об обратной силе уголовного закона на практике существенно расширилась.

Историческим именуют толкование, при котором статья закона (уголовно-правовая норма) анализируется в ретроспективном аспекте, т.е. с учетом социальной обстановки ее принятия, определившей непосредственную цель, поставленную перед ней, положений ранее действовавшего (отмененного) законодательства, предусматривавшего соответствующее нормативное положение. Так, изначально установление уголовной ответственности за хищение чужого имущества «с проникновением в жилище» (ст. 89, 144 УК РСФСР 1960 г.) было вызвано стремлением усилить уголовно-правовую борьбу с квартирными кражами. Поэтому придание более широкого значения термину «жилище» путем отнесения к нему не используемых для проживания людей надворных построек, погребов, амбаров, гаражей и других помещений, обособленных от жилых построек, в историческом контексте есть отступление от изначального смысла уголовного закона.

По объему толкование принято делить на буквальное, ограничительное, расширительное. Первое из них представляет собой истолкование смысла уголовного закона в точном соответствии с его буквой, не отступая от общепринятого понимания использованных в нем терминов и понятий. В принципе, учитывая репрессивную сущность уголовного права, нормы уголовного закона, как правило, должны толковаться именно буквально.

Два других приема (способа) толкования могут применяться тогда, когда законодатель вложил в уголовно-правовую норму более широкий или, наоборот, более узкий смысл, чем это вытекает непосредственно из текста уголовного закона. В этой связи следует отметить, что приемлемость расширительного (распространительного) толкования уголовного закона вызывает серьезные сомнения, так как необоснованно расширяет рамки уголовно-правовой репрессии. Если буквальное и ограничительное толкование уголовного закона необходимы для интерпретации уголовно-правовых норм, то расширительное толкование, исходя из сути уголовного права, ему не должно быть свойственно. Так, римские юристы выработали правило «уголовный закон не должен толковаться расширительно». В уголовном законодательстве некоторых зарубежных стран это положение возведено в ранг нормы закона (например, ст. 111-4 УК Франции, ст. 4 УК Испании). И в этом заключен глубокий смысл: пределы применения уголовной репрессии не должны расширяться за счет интерпретации положений закона судом, прокурором, следователем; лишь законодатель полномочен придать закону более широкий, чем прежде, смысл, изменив его текстуально. Поэтому расширительное толкование уголовного закона может использоваться только при условии, что с его помощью не расширяются, а сужаются пределы уголовной репрессии (улучшается положение лица, привлекаемого к уголовной ответственности).