«Узкий» и «Широкий» подходы к праву

Как уже отмечалось, во второй половине 1950-х годов рядом российских правоведов была выдвинута идея «широкого» понимания права.

Предлагалось наряду с нормами включать в право:

  • правоотношения (С.Ф. Кечекьян, А.А. Пионтковский);
  • правоотношения и правосознание (Я.Ф. Миколенко);
  • субъективные права (Л.С. Явич).

Это была попытка социологизации правопонимания в рамках позитивистской концепции.

Сторонники «широкого» подхода считают, что писаное (позитивное) право вследствие различных объективных и субъективных причин не в состоянии полностью и адекватно регулировать общественные отношения. В источниках права нередки пробелы, противоречия, неясности, встречаются устаревшие и несправедливые нормы права. Вследствие этого правоприменительная практика в дополнение, а иногда и вместо норм официального права вырабатывает свои нормы. Эти нормы права находятся в других источниках права, прежде всего в судебной и административной практике и т. д. Следует отметить, что сторонники «широкого» подхода к пониманию права не выработали общепризнанного определения понятия права, хотя два аспекта правопонимания (психологический и социологический) присутствуют в нем.

Сторонники «узкого» понимания права (нормативистского подхода) считают, что нормы права содержатся исключительно в официальных источниках юридических норм, издаваемых государственными органами. Именно в них следует искать ответы на все вопросы, требующие правового разрешения. Правоприменительная практика не должна выходить за пределы официального (позитивного) права.

Споры сторонников «узкого» и «широкого» понимания права в отечественной юридической литературе ведутся постоянно. Так, данная проблема стояла в центре научных дискуссий в конце 70-х — начале 80-х годов, в конце 80-х — начале 90-х годов XX века.

Оба подхода имеют свои достоинства и недостатки. При «узком», нормативистском понимании права достоинством является его фор- мальная определенность, обязательность, всеобщность, что способствует провозглашению и реализации режима строгой законности.

Недостаток нормативного подхода заключается в том, что в силу разных причин могут действовать устаревшие нормы или приниматься нормы, идущие вразрез с объективной реальностью.

Данный недостаток нормативного подхода можно уменьшить с помощью «широкого» понимания права (судебная и административная практика, правосознание и т. д.). Позитивным моментом «широкого» подхода является рассмотрение права в действии.

Однако в «широком» подходе имеются уязвимые места.

Такое понимание права приводит к его неопределенности, нечеткости и неясности, способно подорвать основы законности. «Широкое» понимание права ставит правоприменителя в ситуацию неопределенности. Что, например, должен взять в основу решения суд: идеи правосознания, представления о свободе, справедливости, конкретное правоотношение, требующее защиты, или закон.

В понятие права включаются разнородные явления, хотя и связанные между собой: нормы, различного рода идеи (о равенстве, справедливости и т. д.), правосознание, правоотношения, субъективное право. В этом случае право лишается однородности, становится явлением весьма неопределенным.

Соотношение права и закона

Следует сразу же отметить, что в контексте данной проблемы под «законом» следует понимать не закон в строгом, специальном смысле (как акт верховной власти и источник высшей юридической силы), а все официальные источники юридических норм (законы, указы, постановления, юридические прецеденты, санкционированные обычаи и др.).

О соотношении права и закона существуют различные точки зрения.

Если исходить из представления, что право есть творение государственной власти, то в этом случае право и закон — тождественные понятия. Сторонники такого подхода считают, что разделение понятий права и закона ненаучно. Право и государство не могут существовать друг без друга, поэтому право, не опирающееся на авторитет и силу государства, ничего не могло бы регулировать. Оно опирается па силу государства, а последнее нуждается в праве как эффективном регуляторе поведения физических и юридических лиц.

Как мы отмечали выше, различные теоретические школы давали и различные понятия права. С точки зрения теории естественного права, психологической и социологической школ закон и право — разные понятия.

Сторонники «широкого» подхода к праву, как уже было отмечено выше, считают, что право более широкое понятие, чем закон.

Право и закон могут быть тождественными понятиями только в том случае, если закон является правовым, т. е отвечающим интересам общества, отражающим объективную реальность. Закон, даже принятый надлежащим субъектом и в надлежащей процедурной форме, может не иметь правового содержания, быть неправовым законом и выражать политический произвол.

(Следует отметить, что слово «право» — исконно русское, обозначающее правду, праведность, истину, справедливость, правдивость, правоту. Термин «закон», скорее всего, внедрился с христианской религией.)

На данной точке зрения остановимся более подробно. С понятием правового закона и его отождествлением с нравом трудно не согласиться. Но в связи с этим возникают вопросы. Каков критерий правовых законов! Какие законы можно рассматривать как совпадающие с правом, а какие нельзя?

Пытаясь решить эту проблему или хотя бы в приближенном виде обозначить грань между правом и законом, исследователи нередко обращаются к различным моральным категориям - справедливости, добру, гуманности, злу и др. Право при этом определяется как «нормативно закрепленная справедливость».

Однако данные моральные категории субъективны и не могут рассматриваться в качестве четкого критерия разграничения правовых и неправовых законов.

В качестве одного из критериев определения правового закона еще в конце XIX — начале XX в. в отечественной и зарубежной литературе предлагалась «общая воля», т. е воля всего общества, нации или народа. По логике подобного предложения следовало считать правовыми лишь такие нормативные акты, которые адекватно отражают эту волю. Все же остальные акты следовало причислять к разряду неправовых.

Данная постановка вопроса, несомненно, заслуживает одобрения и внимания. Вместе с тем она вызывает вопросы, ставящие под сомнение целесообразность, а главное, обоснованность и эффективность использования критерия «общая воля». Кто и каким образом может определить, содержится ли в том или ином законе «общая воля» или ее там пет; почему парламент как высший законодательный и представительный орган, призванный выражать волю и интересы всех слоев общества, в одних случаях издает законы, отражающие «общую волю», а в других — не отражающие ее?

К этому следует добавить, что в обществе с разноречивыми интересами однозначная характеристика закона как правового или неправового невозможна. Например, российские законы о приватизации, о налогах, о земле вызывают целый спектр разноречивых мнений в обществе.

Таким образом, абсолютные критерии определения правового закона найти трудно. Однако в демократическом государстве существует механизм признания закона в качестве правового или неправового. Он именуется конституционным контролем. Суть его состоит в том, что конституция любой страны должна воплощать общепринятые в этой стране представления о справедливости, равенстве, свободе. Таким образом, априорно признается, что конституция — это правовой закон. Л все другие законы могут быть проверены на соответствие конституции или, что то же самое, на соответствие праву. Если закон не соответствует конституции, то считается неправовым и отменяется.

Существует еще одно средство оценки правовой природы закона. Чем больше людей удовлетворено содержанием закона, тем больше оснований считать такой закон правовым. Это можно выяснить опросом общественного мнения, а в некоторых случаях и провести референдум.

При оценке правовой природы закона следует иметь в виду еще некоторые обстоятельства:

  • на стадии подготовки и принятия закона его правовая или неправовая природа может только предполагаться. Выявляется же она в ходе реализации закона, в результате отношения к нему людей;
  • один и тот же закон может быть правовым и неправовым на различных исторических этапах развития общества;
  • оценка закона как правового и отношение к нему в значительной степени зависят от общей и правовой культуры общества. Каково само общество, таковы и его представления о праве и справедливости. С повышением уровня культуры изменяются и критерии, отделяющие правовой закон от неправового.