www.Grandars.ru » Правоведение » Уголовное право »

Конфискация имущества

Конфискация имущества

Конфискация имущества

Конфискация имущества как вид уголовного наказания известна истории всех уголовных законодательств с древнейших времен. В отечественном уголовном праве она встречается со времен Русской Правды. Весьма распространена была конфискация имущества в советском уголовном праве. Законодательство зарубежных буржуазных государств со времен Великой французской революции негативно относилось к использованию данной меры наказания, хотя, как и в России, периоды ее полного исключения из системы наказаний сменялись периодами признания се целесообразности и возвращения в систему наказаний в том или ином виде.

Конфискация имущества первоначально предусматривалась и УК РФ 1996 г. как дополнительное наказание, которое состояло в принудительном безвозмездном изъятии в собственность государства всего или части имущества, являющегося собственностью осужденного, и применялось только в случаях, предусмотренных санкциями статей Особенной части УК за тяжкие и особо тяжкие преступления, совершенные из корыстных побуждений (ст. 52 УК). Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ конфискация имущества как вид уголовного наказания была исключена из УК, что, по мнению многих специалистов, значительно снизило превентивную роль закона в борьбе с организованной преступностью, коррупцией, другими наиболее тяжкими видами преступлений, поскольку сделало практически невозможным изъятие доходов, полученных преступным путем, и воздействие на экономические основы преступности.

Сохраненная в уголовно-процессуальном законодательстве (п. 4 ч. 3 ст. 81 УПК), так называемая специальная конфискация «имущества, денег и иных ценностей, полученных в результате преступных действий либо нажитых преступным путем» проблемы не решает: чтобы добраться до указанного имущества, следствие должно доказать не только вину владельца, но и незаконное происхождение денег и ценностей.

Возможность конфискации преступно нажитого имущества предусмотрена законодательством многих стран, эта мера является одним из самых эффективных правовых инструментов противодействия преступности. В отношении ряда преступлений она предусмотрена соглашениями в рамках ООН, в некоторых из них участвует и Россия. Федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 153-Ф3 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О ратификации конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма" и Федерального закона "О противодействии терроризму"» раздел VI УК назван «Иные меры уголовно-правового характера» и дополнен гл. 15 «Конфискация имущества». Новая глава включает три статьи (1041-1043), нормы которых регулируют условия и порядок применения конфискации имущества как «иной меры уголовно-правового характера».

Согласно ст. 1041 УК конфискация имущества есть принудительное безвозмездное изъятие и обращение в собственность государства на основании обвинительного приговора суда следующего имущества:

  • денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения преступлений, предусмотренных ч. 2-4 ст. 105 УК (убийство при квалифицирующих признаках), ч. 2 ст. 111 УК (причинение тяжкого вреда здоровью при квалифицирующих признаках), ч. 2 ст. 126 УК (похищение человека), ст. 1271 УК (торговля людьми), ст. 205 УК (терроризм), ст. 206 УК (захват заложника), ст. 209 УК (бандитизм), ст. 278 УК (насильственный захват власти) и другими статьями УК, или являющихся предметом незаконного перемещения через таможенную фаницу РФ, ответственность за которое установлена ст. 188 УК, и любых доходов от этого имущества, за исключением имущества и доходов от него, подлежащих возвращению законному владельцу;
  • денег, ценностей и иного имущества, в которые имущество, полученное в результате совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных указанными в п. «а» статьями, и доходы от этого имущества были частично или полностью превращены или преобразованы;
  • денег, ценностей и иного имущества, используемых или предназначенных для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации);
  • орудий, оборудования или иных средств совершения преступления, принадлежащих обвиняемому (ч. 1 ст. 1041 УК).

Такая мера подлежит применению только в случаях совершения перечисленных видов преступлений и при условии доказанности связи соответствующих денег, ценностей и иного имущества с совершением преступления.

Если имущество, полученное в результате совершения преступления, и (или) доходы от этого имущества были приобщены к имуществу, приобретенному законным путем, конфискации подлежит та часть этого имущества, которая соответствует стоимости приобщенных имущества и доходов от него (ч. 2 ст. 1041 УК).

Имущество, указанное в ч. 1 и 2 ст. 1041 УК, переданное осужденным другому лицу (организации), также подлежит конфискации, если лицо, принявшее имущество, знало или должно было знать, что оно получено в результате преступных действий (ч. 3 ст. 1041 УК).

Если конфискация определенного предмета, входящего в имущество, указанное в ст. 104' УК, на момент принятия судом решения о конфискации данного предмета невозможна вследствие его использования, продажи или по иной причине, суд выносит решение о конфискации денежной суммы, которая соответствует стоимости данного предмета (ст. 1042 УК).

При решении вопроса о конфискации имущества в соответствии со ст. 1041 и 1042 УК в первую очередь должен быть решен вопрос о возмещении вреда, причиненного законному владельцу (ч. 1 ст. 1043 УК).

При отсутствии у виновного иного имущества, на которое может быть обращено взыскание, кроме указанного в ч. 1 и 2 ст. 1041 УК, из его стоимости возмещается вред, причиненный законному владельцу, а оставшаяся часть обращается в доход государства (ч. 2 ст. 1043 УК).

Положения ст. 104' УК, касающиеся конфискации доходов от использования имущества, полученного в результате совершения преступления, применяются только к правоотношениям, возникшим после 1 января 2007 г. Это связано с правилами применения обратной силы уголовного закона (ст. 54 Конституции РФ, ст. 10 УК).

Институт конфискации

Институт конфискации с уверенностью можно назвать одним из самых сложных и спорных не только в отечественной уголовно-правовой науке, но и в российском обществе в целом.

Конфискация имущества относится к числу древнейших наказаний. Она широко применялась уже в императорском Древнем Риме. В эпоху буржуазных революций в Европе сложилось резко критическое отношение к этой мерс как подрывающей «священность» и «неприкосновенность» права частной собственности. Во Франции конфискация была отменена в 1790 г., т. е. сразу же после победы первой буржуазной революции; при Наполеоне восстановлена, а в 1814 г. вновь отменена (последнее было подтверждено Хартией 1830 г. и Конституцией 1848 г.). В Пруссии конфискация имущества как мера уголовного наказания была отменена в 1850 г.

В России конфискация фигурировала уже в Русской Правде и в Уложении 1649 г. За политические преступления эта мера уголовного наказания предусматривалась позднее Сводом законов 1832 г. и Уложением о наказаниях 1845 г. В Уложении о наказаниях 1885 г. конфискация среди мер наказания уже не упоминалась. О ней вновь вспомнили после революции 1917 г. и уже не забывали во всех российских УК.

Отмененный в 2003 г. институт конфискации в очередной раз был введен Федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 153-ФЗ, в соответствии с которым УК дополнен гл. 151 «Конфискация имущества». Последняя, в свою очередь, вошла в разд. VI «Иные меры уголовно-правового характера» (прежде именовавшийся «Принудительные меры медицинского характера»).

Таким образом, российский законодатель фактически ввел так называемую двухколейную систему уголовно-правовых санкций, известную большинству европейских стран (наказания и меры безопасности).

В соответствии со ст. 1041 УК конфискация имущества есть принудительное безвозмездное обращение по решению суда в собственность государства следующего имущества:

  • денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения преступлений, предусмотренных специально перечисленными статьями УК РФ, и любых доходов от этого имущества, за исключением подлежащих возврату потерпевшему;
  • денег, ценностей и иного имущества, в которые доходы от преступления были частично или полностью превращены или преобразованы;
  • денег, ценностей и иного имущества, используемых или предназначенных для финансирования терроризма, организованной преступной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества или преступления;
  • орудий, оборудования или иных средств совершения преступления.

Такое решение вопроса о восстановлении института конфискации в российском уголовном законодательстве было выбрано не без влияния зарубежного опыта.

Нынешняя российская правовая система, включая уголовное и уголовно-процессуальное право, развивается в тесной связи с правовыми системами других государств. Зарубежное же законодательство о конфискации достаточно противоречиво и демонстрирует разнообразие моделей как на концептуальном, так и на технико-юридическом уровне. И уже хотя бы в силу этого представляется целесообразным дать краткий сравнительный обзор подходов к регулированию института уголовно-пра- вовой конфискации в современном мире.

В уголовном праве четко разграничиваются общая и специальная конфискации имущества. Под последней понимается безвозмездное изъятие не всего имущества, а только следующих его видов:

  • предметов, использованных для совершения или подготовки преступления;
  • предметов (имущества, денег), полученных в результате преступления;
  • предметов, запрещенных к свободному обороту.

По общему правилу в современных национальных законодательствах закрепляется либо общая, либо специальная конфискация. Лишь в отдельных странах уголовные кодексы предусматривают одновременно обе эти разновидности (Беларусь, Болгария, Кот-д'Ивуар, Куба, Лаос, Мадагаскар, Монголия, Судан).

Институт конфискации в международном праве

На сегодня конфискация, пожалуй, единственный вид правовой санкции, законодательное закрепление и применение которой прямо предписано международным правом как обязанность государств. Ее особое положение объясняется той ролью, которую отводит ей мировое сообщество в борьбе с такими видами транснациональной организованной преступности, как терроризм, наркоторговля, легализация преступных доходов и коррупция.

Возлагая на государства-участники обязанность предусмотреть в своих законодательствах рассматриваемую меру, международные конвенции тем не менее оставляют национальным законодателям широкий простор для самостоятельного определения ее юридического формата в соответствии с местными правовыми традициями.

Так, ст. 1 Конвенции об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности (заключена в г. Страсбурге 8 ноября 1990 г., ратифицирована Федеральным законом от 28 мая 2001 г. № 62-ФЗ и вступила в силу для Российской Федерации 1 декабря 2001 г.) установлено, что термин «конфискация» означает не только наказание, но и «меру, назначенную судом в результате судопроизводства по уголовному делу или уголовным делам и состоящую в лишении имущества» (п. 1).

Из текстов международно-правовых документов со всей определенностью вытекает, что обязанностью государств-участников являются закрепление и применение института специальной (а отнюдь не общей) конфискации. Приведем характерный пример: в соответствии со ст. 12 Конвенции против транснациональной организованной преступности (принята 15 ноября 2000 г. Генеральной Ассамблеей ООН и ратифицирована Федеральным законом от 26 апреля 2004 г. № 26-ФЗ) государства — участники этой Конвенции принимают в максимальной степени, возможной в рамках их внутренних правовых систем, такие меры, которые могут потребоваться для обеспечения возможности конфискации как доходов от преступлений, так и имущества, оборудования или других средств, использовавшихся или предназначавшихся для использования при совершении преступлений (п. 1).

В том что касается уголовно-правовой конфискации, вышеприведенные формулировки международных конвенций весьма четко отражают реалии, сложившиеся в современных уголовно- правовых системах.

Общая конфискация

Почти повсеместно применявшаяся еще в недавнем прошлом к настоящему моменту общая конфискация имущества исключена из уголовного законодательства подавляющего большинства государств мира. Во многих странах она прямо запрещена конституцией (Азербайджан, Аргентина, Барбадос, Бахрейн, Бельгия, Греция, Кипр, Колумбия, Коста-Рика, Ливан, Малайзия, Мальдивская Республика, Мексика, Никарагуа, ОАЭ, Парагвай, Румыния, Сирия, Турция, Чили и др.).

В Азербайджане и Грузии этот вид наказания был признан неконституционным.

В настоящее время общая конфискация имущества сохраняется в законодательстве относительно небольшого числа стран. Среди них Беларусь, Болгария, Вьетнам, Дания, Казахстан, КНР, КНДР, Конго, Кот-д'Ивуар, Куба, Лаос, Латвия, Мавритания, Мадагаскар, Монголия, Судан, Таджикистан, Того, Украина, Франция, Эфиопия.

Во Франции эта разновидность конфискации носит исключительный характер и предусматривается только за преступления против человечества, а также за незаконные производство, ввоз или вывоз наркотиков.

В Армении конфискация имущества сохранена в УК 2003 г. как вид наказания (ст. 55), однако с важной оговоркой: «Размер конфискуемого имущества не может превышать размера имущественного вреда, причиненного преступлением, или размера выгоды, полученной преступным путем».

В Германии в 1992 г. и по ее образцу в Парагвае (1998 г.) и Эстонии (2001 г.) в уголовное законодательство было введено так называемое имущественное наказание. Оно назначается в качестве дополнительного к лишению свободы наказания в виде денежной суммы, которая может достигать стоимости всего имущества осужденного. Считаясь формально разновидностью штрафа, «имущественное наказание» также по сути выступает как общая конфискация. В тех странах, где она сохранена, это только дополнительное наказание.

Признавая, что общая конфискация — весьма суровая кара не только для самого осужденного, но и для членов его семьи, современный законодатель стремится ограничить ее применение.

Прежде всего, общая конфискация может применяться в отношении достаточно узкого круга преступных деяний. Так, в Беларуси и Таджикистане она устанавливается за тяжкие и особо тяжкие преступления, совершенные из корыстных побуждений, и может быть назначена судом только в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК. Только за корыстные преступления это наказание назначается и в Казахстане.

По УК Мавритании, Мадагаскара, Судана общая конфискация вообще носит исключительный характер и применяется в единичных случаях. Так, в Мадагаскаре обшая конфискация может применяться только в двух случаях: при совершении преступлений против безопасности государства во время войны и если виновные в любом преступлении скроются от правосудия за пределами территории страны. В Судане конфискации всего имущества (в дополнение к смертной казни или заключению) подвергается лишь лицо, совершающее действия в целях разрушения конституционного строя, существующего в стране, или в целях создания угрозы для ее независимости и целостности.

Другое важное ограничение применения общей конфискации — это установление перечня неотчуждаемого имущества. В странах, где общая конфискация имущества применяется, уголовные кодексы содержат специальную норму, согласно которой не подлежит конфискации имущество, необходимое осужденному или лицам, находящимся на его иждивении: квартира или жилой дом, земельный участок, мебель, минимально необходимая одежда, детские товары и др.

Специальная конфискация

В отличие от обшей специальная конфискация предусматривается уголовным законодательством большинства стран мира. Однако в большинстве стран СНГ специальная конфискация признается институтом не уголовного, а уголовно-процессуального права.

Прежде всего, далеко не везде существует единое понятие (институт) специальной конфискации. Так, в уголовном праве Австрии, Англии, Боснии и Герцеговины, Германии, Парагвая, США, Швейцарии и ряда других стран четко различаются два вида этой меры: конфискация имущества (материальной выгоды, полученной в результате преступления) и конфискация (изъятие) средств и орудий преступления.

Далее, специальная конфискация в двух ее видах в большинстве стран (Австрия, Германия, Исландия, Испания, Литва, Марокко, Молдова, Парагвай, Румыния, Хорватия и др.) рассматривается не как наказание, а как иная (помимо наказания) мера уголовного воздействия. Однако юридическая природа таких мер различна. Например, по УК Боснии и Герцеговины, Сербии, Македонии и Хорватии конфискация орудий преступления рассматривается как мера безопасности, а нормы о конфискации преступных доходов вообще выделены в отдельную главу. По УК Испании, Мальты, Перу, Сальвадора специальная конфискация — «дополнительное последствие» наказания.

В качестве наказания (дополнительного) специальная конфискация признается в Азербайджане, Албании, Туркменистане, Филиппинах, Франции, Японии. Во Франции допускается также назначение специальной конфискации в качестве основного наказания.

Поскольку в большинстве стран специальная конфискация не считается наказанием, для се назначения не требуется специального упоминания об этом в санкциях соответствующих статей Особенной части УК. Столь же свободно такая конфискация применяется в тех странах, где она не уголовный, а уголовно-процессуальный институт.

Особенностью специальной конфискации является то, что она может применяться и к третьим лицам, непосредственно не участвовавшим в совершении преступления, если они каким- либо образом получили доходы от преступной деятельности (например, в качестве правопреемников).

Так, согласно УК Австрии (п. 4 § 20) тот, кто обогатился в результате совершения другим лицом деяния, запрещенного под угрозой наказания, или непосредственно и незаконно обогатился за счет имущественной выгоды, полученной при совершении данного деяния, приговаривается к выплате денежной суммы в размере такого обогащения.

Аналогичные нормы имеются в УК Боснии и Герцеговины (ст. 111), Венгрии (ст. 63), Германии (§ 73), Дании (§ 76), Литвы (п. 3 ст. 72), Норвегии (ст. 34).

С другой стороны, предметы не могут быть конфискованы в пользу государства в том случае, если по закону они подлежат возврату потерпевшему или иному субъекту.

Специальная конфискация может также применяться к виновному и в том случае, когда ему не назначается уголовное наказание (например, по причине невменяемости лица или в силу малозначительности деяния).

Еще одной характерной чертой института специальной конфискации следует считать правило, согласно которому, если подлежащее конфискации имущество спрятано, израсходовано либо отсутствует по другим причинам, суд взыскивает с виновника, его сообщников или других лиц денежную сумму, соответствующую ценности подлежащего конфискации имущества. Это правило прямо закреплено в уголовном законодательстве Австрии, Германии, Литвы, Македонии, Нидерландов, Польши, Франции и некоторых других стран.

В отдельных случаях законодатель из гуманных соображений устанавливает ограничения в отношении специальной конфискации. Так, согласно УК Австрии (п. 3 § 20а) от изъятия незаконной выгоды можно отказаться, если выплата денежной суммы несоизмеримо осложнила бы или сделала бы несправедливо тяжелым финансовое положение обогатившегося лица, в особенности если на момент вынесения решения об изъятии выгоды ее уже не существовало; следует учитывать и другие неблагоприятные имущественные последствия, возникающие в связи с вынесением приговора. Аналогичные нормы есть в УК Германии, Швейцарии и некоторых других стран.

В целом сравнительный анализ современного законодательства позволяет говорить о наличии устойчивой тенденции: все больше государств отказываются от обшей конфискации имущества как вида наказания в пользу института специальной конфискации.