Общие положения о договоре хранения

Договор хранения

По договору хранения одна сторона (хранитель) обязуется хранить вещь, переданную ей другой стороной (поклажедателем), и возвратить эту вещь в сохранности (п. 1 ст. 886 ГК РФ).

В российском дореволюционном гражданском праве обязательства по хранению именовались поклажей, отсюда и название одной из сторон договора хранения — поклажедатель.

Хранение вещи, принадлежащей другому лицу, является типичным видом оказания фактических услуг. Действия хранителя не носят материальный характер, и удовлетворение интересов поклажедателя происходит за счет самого факта обеспечения сохранности переданного на хранение имущества, такие действия не влекут прямых юридических последствий для поклажедателя.

Обязательства, связанные с передачей вещи на хранение, могут вытекать из договора либо возникать в силу закона. К последним, в частности, относятся обязательства по ответственному хранению товаров, полученных покупателем по договору поставки и не соответствующих условиям по количеству, качеству, ассортименту и т. п. (п. 1 ст. 514 ГК РФ), хранение находки лицом, ее нашедшим (п. 3 ст. 227 ГК РФ) и др.

Договорные обязательства по хранению достаточно многообразны. Условие о хранении вещи может быть закреплено в сложном договоре, смешанном договоре либо в отдельном договоре хранения.

В случае сложного договора обязательство по хранению составляет часть договора, без которой он существовать не может. К таким договорам относятся, в частности, договор перевозки, договор хранения, договор об оказании почтовых услуг по доставке почтовых отправлений и денежных средств. Во всех этих случаях обязанный субъект обязан обеспечить сохранность переданного ему имущества и возвратить его обязанному лицу. К отношениям сторон, вытекающим из сложного договора, содержащего условие о хранении, применяются положения соответствующих глав ГК РФ или иных правовых актов, положения о договоре хранения (гл. 47 ГК РФ) применяются субсидиарно.

Хранение может входить в состав не только сложного, но и смешанного договора, при котором элементы различных договоров, в том числе и хранения, набираются специально для конкретного случая самими сторонами. В качестве примера можно привести договор транспортной экспедиции, в условия которого можно включить и обязанность экспедитора по хранению товаров, принадлежащих грузоотправителю (получателю груза), а также рассмотренный нами выше агентский договор.

К таким договорам положения гл. 47 ГК РФ применяются в соответствии со ст. 421, определяющей правовой режим смешанных договоров.

Могут заключаться и самостоятельные договоры хранения, например хранение вещей в камерах хранения, на товарных складах и др.

Юридическая характеристика договора хранения зависит от того, заключен он в сфере предпринимательства или нет. В общегражданских отношениях договор хранения, как это вытекает из приведенного выше определения, является реальным, безвозмездным и односторонним, т. е. считается заключенным с момента передачи вещи на хранение и влечет права только для одной стороны — поклажедателя, наделяя хранителя только обязанностями.

В сфере предпринимательской деятельности, когда хранителем является частный предприниматель, коммерческая организация либо некоммерческая организация, осуществляющая хранение в качестве одной из целей своей профессиональной деятельности (профессиональный хранитель), договором хранения может быть предусмотрена обязанность хранителя принять на хранение вещь от поклажедателя в предусмотренный договором срок (ч. 2 ст. 886).

Поскольку договоры в предпринимательской деятельности предполагаются возмездными, если в законе или в договоре не установлено иное, договор с участием профессионального хранителя является консенсуальным, возмездным и взаимным. В качестве примера можно привести договор хранения на товарном складе.

В некоторых случаях (например, хранение в камерах хранения транспортных организаций, хранение в ломбарде) договор хранения является публичным договором. Допускается заключение договора хранения путем присоединения поклажедателя к договору в целом, условия которого выражены в стандартных формах (договор присоединения).

Сторонами договора в общем случае могут быть любые субъекты гражданского права.

Основным существенным условием договора является его предмет - услуга по хранению вещи, в том числе денег и ценных бумаг. По общему правилу вещь, передаваемая на хранение, должна относиться к движимому имуществу и быть индивидуально-определенной.

Вместе с тем из этого правила имеются исключения. В частности, в п. 3 ст. 926 ГК РФ для одного из видов хранения — секвестра допускается использование в качестве его предмета в равной мере и недвижимых вещей. В остальных случаях действия, направленные на обеспечение сохранности недвижимого имущества, совершаются в рамках отношений, регулируемых гл. 39 ГК РФ, и договор независимо от его названия должен рассматриваться как договор о возмездном оказании услуг по охране имущества.

Вещи, определенные родовыми признаками, по общему правилу не могут быть предметом хранения. Однако и в римском праве, и в современном российском законодательстве (ст. 890 ГК РФ) из этого правила допускается исключение — так называемое хранение вещей с обезличиванием или иррегулярное хранение. Смысл иррегулярного хранения состоит в том, что в случаях, прямо предусмотренных договором хранения, принятые на хранение вещи одного поклажедателя могут смешиваться с вещами того же рода и качества других поклажедателей. Поклажедателю возвращается равное или обусловленное сторонами количество вещей того же рода и качества. Наиболее часто хранение вещей с обезличиванием встречается при хранении на специальных товарных складах — зернохранилищах, холодильниках, овощехранилищах, элеваторах и т. п.

Срок хранения не является существенным условием договора. Согласно ст. 889 ГК РФ хранитель обязан хранить вешь в течение обусловленного договором хранения срока. Если срок хранения договором не предусмотрен и не может быть определен исходя из его условий, хранитель обязан хранить вещь до востребования ее поклажедателем.

Если срок хранения определен моментом востребования веши поклажедателем, хранитель вправе по истечении обычного при данных обстоятельствах срока хранения вещи потребовать от поклажедателя взять обратно вещь, предоставив ему для этого разумный срок. Неисполнение поклажедателем этой обязанности влечет последствия, указанные в п. 2 ст. 899 ГК РФ.

В консенсуальном договоре хранения условие о сроке исполнения обязательства принять (передать) вещь на хранение является существенным (п. 2 ст. 886).

В п. 1 ст. 888 ГК РФ предусмотрены обязанности только одной стороны — хранителя принять вещь, что свидетельствует об отсутствии у нее права требовать передачи вещи. Но там же говорится и об обязанности поклажедателя нести ответственность за убытки, причиненные в связи с несостоявшимся хранением (если иное не предусмотрено законом или договором). Поскольку обязанность возмещения убытков представляет собой форму ответственности, следует признать, что ответственность поклажедателя в консенсуальном договоре все же существует.

Указанное обстоятельство имеет важное значение. Поскольку речь идет об обычной гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательства, то, во-первых, убытки от передачи вещи на хранение в силу ст. 393 и ст. 15 ГК РФ, к которой она отсылает, возмещаются в полном объеме, включая реальный ущерб и упущенную выгоду; во-вторых, обязанность возмещать убытки наступает только в случае, когда должник-поклажедатель нарушил обязательство передать вешь по своей вине, а если таким должником является предприниматель, то и независимо от вины; в-третьих, указание на то, что поклажедатель освобождается от обязанности возмещать убытки в случае своевременного, в разумный срок уведомления хранителя о том, что вещь не будет вопреки договору передана на хранение, представляет собой не единственное, а лишь дополнительное, сверх указанных в п. 3 ст. 401 ГК РФ, основание освобождения от ответственности; в-четвертых, стороны имеют возможность обеспечить неустойкой обязательство не только хранителя (принять вешь на хранение), но и поклажедателя (своевременно передать вещь); в-пятых, п. 2 ст. 888 представляет собой случай просрочки исполнения, а потому в силу п. 2 ст. 405 ГК РФ кредитор (хранитель) вправе не только отказаться от принятия просроченного исполнения, но и потребовать возмещения убытков; в-шестых, правило п. 2 ст. 405 в части, позволяющей сделать вывод о необходимости для кредитора доказать утрату интереса к принятию просроченного исполнения, применительно к ситуациям, предусмотренным п. 1 и 2 ст. 888, не действует (в данном случае соответствующие последствия связаны с самим фактом просрочки).

В соответствии со ст. 891 ГК РФ на хранителя возлагается обязанность обеспечить сохранность вещи. Хранитель обязан принять все предусмотренные договором хранения меры для того, чтобы обеспечить сохранность переданной на хранение вещи. При отсутствии в договоре таких условий хранитель обязан принять также меры, соответствующие обычаям делового оборота и существу обязательства, в том числе свойствам переданной на хранение вещи.

Во всех случаях хранитель обязан принять меры, обязательность которых предусмотрена законом, правовыми актами или в установленном ими порядке (противопожарные, санитарные, охранные и др.).

Безвозмездное хранение выделено в п. 3 ст. 891 ГК РФ, чтобы определенным образом снизить для этой ситуации масштабы ответственности путем сужения круга обстоятельств, за которые несет ответственность хранитель. Хранитель в этом случае обязан заботиться о принятой на хранение вещи не менее, чем о своих вещах.

Статья 892 ГК РФ предоставляет хранителю возможность пользоваться переданной вещыо только с согласия поклажедате- ля, кроме случаев, когда это необходимо для обеспечения ее сохранности и не противоречит договору хранения.

Вопросам, связанным с установлением оснований, порядка и последствий изменения условий хранения, посвящена ст. 893 ГК РФ. При необходимости изменения условий хранения вещи, предусмотренных договором, хранитель обязан немедленно уведомить об этом поклажедателя и дождаться его ответа. Если изменение условий хранения необходимо для устранения опасности утраты или повреждения вещи, хранитель может изменить условия хранения и не дожидаясь ответа поклажедателя.

Согласно п. 2 ст. 893 хранитель вправе самостоятельно продать вещь или ее часть по сложившейся в месте хранения цене в случаях, когда возникла реальная угроза порчи вещи либо такая порча уже началась, или возникли обстоятельства, которые не позволяют обеспечить ее сохранность, а в силу тех или иных причин от самого поклажедателя принятия мер ожидать уже нельзя.

На поклажедателя возлагается обязанность при сдаче на хранение опасных вещей соответствующим образом предупреждать хранителя.

Поклажедатель несет все последствия нарушения этой обязанности, включая гибель или повреждение хранимых вещей, а также причинение вреда хранителю или третьим лицам. Помимо прочего, поклажедатель, несмотря на гибель или сознательное уничтожение хранителем опасных вещей, обязан выплатить ему при возмездном хранении обусловленное договором вознаграждение.

Статья 894 Г К РФ предусматривает различные ситуации, при которых хранитель вынужден обезвредить или уничтожить принятые им на хранение веши с опасными свойствами. В основе разграничения этих ситуаций лежит принцип вины и справедливого распределения риска случайного наступления указанных последствий между сторонами. Кроме того, учитывается, кто именно выступает в роли хранителя.

По обшему правилу при обезвреживании или уничтожении вещи с опасными свойствами хранитель отвечает только за свою вину. Обычный хранитель признается виновным, если он не принял во внимание предупреждение поклажедателя об опасных по своей природе свойствах передаваемой на хранение веши, а также в случае, выделенном п. 2 ст. 894 ГК РФ. Профессиональный хранитель признается виновным, кроме того, и в случае, если не докажет, что вещь была сдана ему под неправильным наименованием и он не мог с помощью наружного осмотра удостовериться в се опасных свойствах.

Хранитель, доказавший свою невиновность в указанных выше случаях, имеет право требовать возмещения убытков, понесенных в связи с обезвреживанием веши или ее уничтожением, а при возмездном хранении, кроме того, и выплаты вознаграждения.

Законодатель, предусматривая в ст. 894 ГК РФ обязанность поклажедателя в обусловленных в ней ситуациях нести ответственность не только перед хранителем, но и непосредственно перед третьими лицами, имеет в виду обстоятельства, при которых есть основания рассматривать поклажедателя как владельца источника повышенной опасности и, следовательно, лица, несущего ответственность по ст. 1079 ГК РФ.

Статья 895 ГК РФ исходит из необходимости личного исполнения обязательства хранителем. Это связано с тем, что покла- жедатель обычно учитывает индивидуальные особенности хранителя, включая возможности хранителя-предпринимателя. По этой причине данная статья требует получения предварительного согласия поклажедателя на передачу вещи третьему лицу в виде общего правила, из которого сделано два исключения.

Наличие указанных в ней исключительных обстоятельств — то, что передача осуществлялась в интересах поклажедателя, и то, что хранитель не мог получить согласия поклажедателя, — обязан доказать в случае спора хранитель. На него возлагаются и последствия несвоевременного уведомления о передаче поклажедателя. Подразумевается, что поклажсдатсль имеет возможность при последующей гибели или повреждении вещи доказывать, что при своевременном его уведомлении о передаче третьему лицу данных последствий можно было бы избежать (один из вариантов — поклажедатель ссылается на то, что, своевременно узнав о передаче вещи третьему лицу, он немедленно забрал бы переданные на хранение вещи).

При передаче вещи на хранение третьему лицу хранитель сохраняет перед поклажедателем ответственность за сохранность переданного на хранение имущества.

Статья 896 ГК РФ устанавливает порядок выплаты вознаграждения хранителю, носит дисиозитивный характер, предлагая одновременно сторонам определенные варианты. Так, общий принцип осуществления расчетов выражается в необходимости выплатить вознаграждение по окончании всей услуги, т. е. за все время хранения, либо по окончании отдельных периодов. Возможна альтернатива в виде уплаты аванса, который в случаях, предусмотренных договором, может быть превращен в задаток.

Хранителю предоставляется право отказаться от исполнения договора и потребовать от поклажедателя немедленно забрать свою вещь, если последний не уплатит более чем за половину периода, за который должна была производиться оплата.

Последствия досрочного прекращения договора зависят от того, кто и по какой причине расторг договор. Если так поступил хранитель по обстоятельствам, за которые он не отвечает, ему причитается соразмерная часть вознаграждения, а если это произошло вследствие того, что поклажедатель не сообщил об опасных свойствах вещи, — вся сумма вознаграждения. Когда прекращение произошло по обстоятельствам, за которые отвечает хранитель, он утрачивает право на какое бы то ни было вознаграждение, а то, что успел получить, должен вернуть.

При безвозмездном хранении поклажедатель обязан возместить хранителю произведенные им расходы на хранение веши, если законом или договором хранения не предусмотрено иное.

При возмездном хранении понесенные хранителем расходы также должны быть ему компенсированы. В этом случае они входят в состав вознаграждения (ст. 897 ГК РФ).

Особо в законе выделены чрезвычайные расходы, т. е. расходы, которые превышают обычные расходы такого рода и которые стороны не могли предвидеть при заключении договора хранения. Поклажедатель должен возместить их только при условии, если от него получено на то согласие либо это следует из закона, иного правового акта или договора (ст. 898 ГК РФ).

Когда речь идет о возмездном хранении, чрезвычайные произведенные с согласия заказчика расходы в отличие от всех других компенсируются сверх вознаграждения.

В статье 899 ГК РФ, предусматривающей различные неблагоприятные для поклажедателя последствия неисполнения обязанности взять обратно вещь, имеется в виду ситуация, при которой он не согласовал с хранителем продолжение договора на новый срок, и только после того, как поклажедатель пропустит не только основной, но и предоставленный ему сверх того льготный разумный срок.

На поклажедателя возлагается обязанность по истечении обусловленного срока хранения или срока, предоставленного хранителем для обратного получения вещи, немедленно забрать переданную на хранение вещь (п. I ст. 899).

Последствия неисполнения данной обязанности установлены п. 2 ст. 899, в соответствии с которым хранитель вправе после письменного предупреждения поклажедателя самостоятельно продать вещь по цене, сложившейся в месте хранения, а если стоимость вещи по оценке превышает 100 минимальных размеров оплаты труда, продать ее с аукциона. Сумма, вырученная от продажи вещи, передается поклажедателю за вычетом сумм, причитающихся хранителю, в том числе его расходов на реализацию вещи.

Статья 900 ГК РФ возлагает на хранителя обязанность возвратить вещь, которая была передана поклажедателем, а при хранении с обезличением (иррегулярное хранение) — такую же вещь. В том и в другом случае поклажедатель при уклонении хранителя от возврата вещи вправе предъявить ему иск об исполнении обязательства в натуре по ст. 396 ГК РФ. При этом в силу п. 2 данной статьи возмещение должником (хранителем) убытков освобождает от исполнения договора, если иное не предусмотрено законом или договором.

В соответствии с п. 3 ст. 900 реальное исполнение обязательства охватывает передачу плодов и доходов от неправомерно удерживаемой хранителем веши. Следовательно, на него возлагается обязанность возмещать убытки и от невозврата плодов и доходов.

Статья 901 ГК РФ, посвященная условиям ответственности, в основном совпадает с общими нормами об ответственности за неисполнение обязательства (ст. 401 ГК РФ). Вместе с тем есть и определенные расхождения.

Во-первых, повышенная ответственность, т. е. ответственность без вины, наступает не у любого хранителя-прсдпринима- теля, а только у профессионального хранителя. По этой причине фирма, не занимающаяся хранением как таковым, отвечает за утрату, недостачу или повреждение принятой на хранение вещи только при наличии своей вины. Повышенную ответственность несут ломбард, банк, товарный склад и др.

Во-вторых, и у профессионального хранителя определенным образом сужаются рамки ответственности: для освобождения от ответственности он может ссылаться не только на непреодолимую силу либо умысел или грубую неосторожность поклажедателя, но и на то, что утрата, недостача или повреждение вещи произошли вследствие ее свойств, о которых при приеме вещи хранитель не знал и не должен был знать.

Статья 902 ГК РФ, установив, что на ответственность хранителя распространяется общий принцип возмещения убытков, закрепленный в ст. 393, вместе с тем вносит определенные уточнения: за утрату и недостачу вещи возмещение следует выплачивать в размере стоимости утраченных или недостающих вещей, за повреждение вещи — в размере суммы, на которую понизилась ее стоимость, а если вещь за время хранения по обстоятельствам, за которые отвечает хранитель, изменилась настолько, что не может быть использована по первоначальному назначению, отказавшийся от получения веши поклажедатель вправе потребовать возмещения ее стоимости и убытков.

Ссылка на ст. 393 позволяет определять исходные величины при подсчете убытков. За основу должны быть приняты цены в месте и в момент, где и когда обязательство должно было быть исполнено.

Статья 903 ГК РФ, возлагающая на поклажедателя обязанность возместить хранителю убытки, причиненные свойствами сданной на хранение вещи, действует применительно ко всем случаям возникновения убытков, в том числе и по регрессному иску хранителя, возместившего вред, причиненный свойствами вещи третьим лицам.

Требования к форме договора хранения установлены в ст. 887 ГК РФ. Данная норма отсылает к общим положениям о форме сделки, закрепленным в ст. 161 ГК РФ, раскрывая понятие суммы сделки применительно к хранению как стоимости передаваемой на хранение вещи.

Консенсуальный договор хранения должен быть заключен в письменной форме независимо от состава участников договора и стоимости веши, передаваемой на хранение. Несоблюдение письменной формы влечет общие последствия в виде запрета на использование свидетельских показаний в суде. Однако передача веши на хранение при чрезвычайных обстоятельствах (пожаре, стихийном бедствии, внезапной болезни, угрозе нападения и т. п.) может быть доказана свидетельскими показаниями. Кроме того, при несоблюдении простой письменной формы договора хранения стороны вправе ссылаться на свидетельские показания в случае спора о тождестве веши, принятой на хранение, и вещи, возвращенной хранителем.

Простая письменная форма договора хранения считается соблюденной, если принятие вещи на хранение удостоверено хранителем выдачей поклажедателю:

  • сохранной расписки, квитанции, свидетельства или иного документа, подписанного хранителем;
  • номерного жетона (номера), иного знака, удостоверяющего прием вещей на хранение, если такая форма подтверждения приема вещей на хранение предусмотрена законом или иным правовым актом либо обычна для данного вида хранения.

Держатель номера или жетона предполагается лицом, которое сдало вещь на хранение или действует от его имени. По этой причине хранитель несет ответственность при выдаче имущества тому, кто предъявил номер или жетон, лишь если будет доказано наличие в действиях хранителя умысла или грубой неосторожности. Номер и жетон служат одним из возможных способов доказательства заключения договора. Соответственно гражданин, утративший номер или жетон, сохраняет право доказывать существование договора, в том числе и путем ссылки на свидетельские показания.