Акты толкования и их особенности

Акты толкования

Интерпретационные документы являются результатом толкования. Издаются они далеко не во всех случаях интерпретационной деятельности. Обычно неофициальное толкование не заканчивается составлением письменного документа, поскольку оно имеет, как правило, познавательный характер. Написание актов толкования сопровождает официальное толкование.

Акт толкования — это официальный документ компетентного органа, направленный на разъяснение содержания правовых предписаний.

Правовые же предписания, являющиеся объектом толкования, могут иметь как нормативный, так и ненормативный характер. Однако некоторые авторы сшс более расширяют, и небезосновательно, объект толкования. Так, Е. М. Шайхутдинов полагает, что объектом толкования могут быть фактические обстоятельства, например следы преступления.

Акты толкования по многим параметрам сходны с нормативными актами:

  • являются продуктом волевой деятельности;
  • имеют целевой характер;
  • обладают обязательностью;
  • им присуща иерархичность, определяемая статусом объекта и субъекта толкования;

Однако наиболее важно, как представляется, указать на особенности актов толкования. Они таковы:

  • не устанавливают новых норм права, не отменяют и не изменяют их;
  • уточняют, конкретизируют правовые предписания;
  • не имеют самостоятельного регулятивного значения, а могут применяться только в связи с интерпретируемыми правовыми предписаниями;
  • дают возможность объективировать результат познания (уяснения) нормативных предписаний;
  • имеют юридическую силу и практическое значение только в течение срока действия правового предписания, т. е. разделяют его юридическую судьбу;
  • могут влиять на систему ценностей, сложившуюся в обществе;
  • способны разрешать противоречия, возникшие между правовыми предписаниями;

Пишутся акты толкования в произвольной форме. Даже для актов судебного толкования не разработаны какие-либо формы, образцы, типовая структура.

Структура интерпретационной технологии

Толкование — это сложная интеллектуальная деятельность, которая ведется по определенным правилам. При ее осуществлении используется целый набор приемов, способов, методов толкования.

В русском языке эти термины порой используются как синонимичные понятия или, по крайней мере, как очень близкие по смыслу. Однако между ними есть разница. Вот как предлагает разграничивать эти термины А. Ф. Черданцев:

  • прием — отдельная мыслительная операция;
  • способ — совокупность таких приемов, однородных в определенном смысле;
  • метод — совокупность вместе взятых способов толкования.

Однако здесь просматривается некоторая искусственность.

Методы — это скорее пути достижения цели по выяснению смысла нормативных актов.

Знание указанных инструментов интерпретационной технологии составляет профессиональный багаж юриста.

Рассмотрим наиболее важные способы толкования.

Способ толкования — это совокупность мыслительных операций или специальных приемов выяснения воли правотворческого субъекта, содержащейся в нормативном акте.

Языковое толкование

Языковое толкование предполагает уяснение смысла нормы права на основе анализа ее текста.

Иногда по отношению к языковому толкованию добавляются и другие названия, но менее удачные:

  • грамматическое. Это наименование слишком узкое, поскольку толкование не только опирается на правила грамматики, но и затрагивает всю совокупность языковых правил;
  • словесное. Этот термин еше более сужает языковое толкование и ограничивает его только словами, не используя словосочетания, предложения и не затрагивая стиля нормативного акта;
  • филологическое. Это слишком широкое понятие, поскольку предметом филологии является не только изучение существующего языка, но и его сравнительный и исторический анализ;
  • текстовое. В этом термине отражается лишь объект толкования, а не средства и способы.

Правила языкового толкования весьма многочисленны. Вот некоторые из них.

Словам и выражениям закона следует придавать то значение, которое они имеют в соответствующем литературном языке, если нет оснований для иной интерпретации.

Если имеется легальная дефиниция термина или законодатель иным образом определил его значение, то именно так и должен пониматься термин, несмотря на его иное значение в обыденном языке.

Значение термина, установленное законодателем для одной отрасли права или одного закона, нельзя без достаточных оснований распространять на другие отрасли или другой закон.

Если в законе не определено тем или иным способом значение юридических терминов, им следует придавать значение, в котором они употребляются в юридической практике и науке.

Если в законе использованы технические или иные специальные термины с не определенным законодателем значением, следует придавать им смысл, который они имеют в соответствующих отраслях знаний.

Идентичным формулировкам в рамках одного и того же акта нельзя придавать разные значения, если из этого акта не следует иное.

Нельзя придавать без достаточного основания разным терминам одно и то же значение.

Недопустимо толкование значения нормы права, при котором ее отдельные слова и выражения трактовались бы как излишние.

Словам и выражениям закона следует придавать смысл, в котором они употреблены законодателем в момент его издания.

Значение сложных выражений следует устанавливать в соответствии с синтаксическими правилами языка, на котором сформулирована интерпретируемая норма.

Языковое толкование состоит из следующих стадий:

  • выясняется значение отдельных слов (например, убийство — это лишение человека жизни, а не моральное убийство, не подрыв его достоинства, не унижение чести);
  • производится грамматический разбор предложения (например, причинение вреда в случае совершения халатности наказывается лишь тогда, когда он имеет существенный характер);
  • устанавливаются связи слов в предложении (например, выясняется, наказывается ли причинение ущерба личности и (или) имуществу);
  • определяется структура предложения в целом и роль знаков препинания, союзов (хрестоматийный пример: «казнить нельзя помиловать»).

Языковое толкование предшествует применению других способов толкования.

Логическое толкование

Логическое толкование основано на использовании средств формальной логики. Его суть состоит в исследовании логического построения нормативного материала. Здесь применяются такие логические инструменты, как понятие, суждение, умозаключение, закон логики, аксиома и др. Юрист производит дедуктивные действия, для того чтобы расположить согласно этим правилам нормативные предписания, принципы и аксиомы, вытекающие из всех норм, которые ему поручено применить или объяснить. В этом случае юридические умозаключения будут использоваться постоянно, часто в инстинктивной или подразумеваемой форме.

Правила логического толкования вырабатывались веками. Вот некоторые из них:

1. логическое преобразование. Проведение этой логической операции отнюдь не редкость в процессе толкования. Дело в том, что законодатель не всегда выражает мысль, следуя всем языковым правилам. Отсюда и возникает необходимость «развернуть» мысль законодателя:

  • восстановить все части нормативного предложения;
  • вывести из него логические следствия;
  • из общего положения вывести частные нормы;
  • на основе отдельных положений сформулировать общее и др.;

2. выводы из понятии. Понятие — это свернутое суждение. При толковании происходит развертывание понятия в совокупности детальных суждений: дается анализ его признаков, производится их синтез (формулируется определение), определяется объем понятия, происходит сравнение с другими понятиями, проводятся операции дедукции, индукции и делаются умозаключения из понятий относительно интересующего определенного действия, предмета;

3. выводы из аналогии. Эта операция производится, когда законодатель дает понятие и указывает лишь приблизительный перечень обстоятельств, под него подпадающих, управомочивая толкователя расширить и дополнить его аналогичными обстоятельствами. Само же понятие может и не употребляться, что осложняет применение аналогии, поскольку интерпретатор должен сначала определить общие признаки этих обстоятельств, а затем распространить перечень на другие факты;

4. умозаключение степени. Это правило используется в отношении сравнимых действия, предметов, явлений.

Например, п. 3 ст. 42 СК РФ запрещает ограничивать права супругов по брачному договору, а тем более делать это в одностороннем порядке;

5. выводы от противного. Это правило основано на законе противоречия: два противоположных суждения о содержании нормы не могут быть истинными.

Например, согласно Правилам дорожного движения обгон автомобиля может быть произведен только слева. Отсюда следует вывод, что нельзя производить обгон справа;

6. доведение до абсурда. Суть данного приема состоит в том, что тезис, предположительно отражающий содержание нормы, доводится до абсурда и этим доказывается его ложность.

Применение указанных выше правил наводит на мысль, что право очень близко к математической науке, поскольку правильным юридическим рассуждениям присущи те же требования пунктуальности, точности и четкости, что и математическим. Естественно, это только кажущееся сходство, но оно все же отражает специфику юридического мышления.

Такое применение принципов и основных правил формальной математической логики в юридической логике является абсолютно необходимым для справедливости рассуждений юриста. Однако не следует преувеличивать ее значение. Чистая, или математическая, логика — это фундаментальная и неумолимая логика, созданная одновременно на базе систематической и слепой пунктуальности и величайшей тонкости при анализе. Юридическая логика действует на основании социальных норм, сформулированных государственной властью и призванных установить определенные рамки для действий отдельных лиц и группы людей. Следовательно, это прикладная и целенаправленная логика. Она не является логикой инертного мира, а принадлежит реальному миру — миру живому и действующему.

Систематическое толкование

Систематическое толкование предполагает анализ и сравнение не отдельных слов, а связей между частями нормы права (гипотезой, диспозицией, санкцией), между разными нормами права одного закона, а иногда между нормами, находящимися в различных нормативных актах. Поэтому требуется установление места нормы права в системе отрасли или даже в системе права в целом.

Главная мыслительная операция здесь — сравнение. Однако сравнивать можно лишь нормативные предписания, регулирующие однородные общественные отношения или выполняющие сходные функции.

Если сравнивать, допустим, дефинитивную норму (например, определение юридического лица — ст. 48 ГК РФ) и охранительную (например, норму, устанавливающую обязанность возместить убытки, причиненные в результате неисполнения обязательства, — ст. 393 ГК РФ), то какого-либо результата по установлению смысла этих норм мы не добьемся.

Но если задаться целью прояснить, почему умышленное убийство наказывается с 14 лет, а неосторожное убийство — с 16 лет, то придем к выводу, что разница в возрасте привлечения к уголовной ответственности здесь обусловлена отсутствием жизненного опыта у подростков и их неспособностью по этой причине предусмотреть все, что может лишить человека жизни.

Между нормами права можно выделить три вида связей:

  • субординацию, когда одна норма подчиняется другой (например, возбудить уголовное дело можно, если совершено преступление);
  • координацию, когда нормы существуют автономно (например, можно осуществлять свое право на высшее образование и право на труд, получая при этом для сдачи сессии отпуск);
  • конкретизацию, когда норма общего плана расшифровывается (например, высшее образование можно получить на бесплатной и платной основе).

Для прояснения смысла толкуемой нормы важно установить, какую функцию выполняет то или иное нормативное предписание и соотнести ее с ним. Функциональные связи между нормативными предписаниями могупг быть разными. Толкуемая норма может быть связана с принципами права, а также с нормами:

  • дефинитивными;
  • оперативными;
  • общими;
  • специальными;
  • отсылочными;
  • дополняющими, изменяющими, уточняющими;
  • исключительными;
  • коллизионными;
  • конституционными;
  • международными.

Эти связи устанавливаются юристами самостоятельно. Знание правил юридической техники позволяет им устранить неясности относительно толкуемой нормы.

Специальное юридическое толкование

Этот вид толкования выдвинул и обосновал С. С. Алексеев. Многие ученые по-прежнему его отдельно не выделяют, а считают разновидностью систематического толкования. Оно предполагает прежде всего исследование приемов юридической техники, применяемых для выражения воли законодателя.

К их числу относятся, в частности:

  • формулирование запретов, предписаний, дозволений;
  • использование принципов права;
  • применение специальных юридических терминов;
  • применение юридических конструкций;
  • применение правовых фикций;
  • применение правовых презумпций;
  • применение правовых аксиом.

Кроме того, толкователь должен проверить законность появления нормы права, действие ее во времени, в пространстве и по кругу лиц, провести анализ редакции текста нормы, используя для этого официальные источники опубликования.

Чтобы качественно проводить специальное юридическое толкование, интерпретатору следует, как правило, обращаться к данным юридической науки, отраженным в специальных юридических изданиях (статьях, монографиях, учебниках и т. п.).

Историческое толкование

Историческое толкование предполагает уяснение смысла нормы права с опорой на знание фактов, связанных с историей возникновения толкуемых норм. Здесь интерпретатор выясняет конкретно-исторические условия, существовавшие на момент принятия толкуемой нормы, экономическую, социальную обстановку, причины, поводы, вызвавшие к жизни нормативные акты, ставшие объектом толкования. Понятно, что эти сведения из текста толкуемого нормативного акта получить нельзя, следовательно, придется использовать источники, лежащие за пределами системы права: проекты нормативных актов, пояснительные записки, протоколы заседаний правотворческих органов, доклады и содоклады, выступления в прениях по проекту нормативного акта.

Телеологическое (целевое) толкование

Его как особый способ толкования обосновала Т. Я. Насырова. Однако многие ученые не восприняли ее точку зрения, признав недостаточность отграничения этого вида толкования от исторического. Вместе с тем более пристальный анализ содержания этих двух способов толкования позволяет их все же разграничить.

Суть телеологического толкования состоит в выяснении целевой направленности нормы права. Цель нормы лежит в основе формирования правила поведения. Оно структурируется так, чтобы достичь определенного результата. В процессе телеологического толкования все знания и приемы их использования привязываются к цели нормативного установления, которая выходит за пределы непосредственного содержания нормы права, но объясняет ее содержание.

Функциональное толкование

Его выделяет и обосновывает А. Ф. Черданцев. Он считает, что приданном способе толкования учитываются прежде всего условия, в которых норма права функционирует, а не создается. Во внимание могут быть приняты существующие в момент толкования политические, экономические, социальные, нравственные и другие моменты. Таким образом, при историческом толковании изучается обстановка, существовавшая в момент издания нормы права, а при функциональном — обстановка на момент толкования. Рассмотрим конкретный пример.

Выше были рассмотрены все способы юридического толкования. В заключение следует обратить внимание на то, что все они используются в совокупности. При этом не надо представлять дело упрощенно, например таким образом, будто бы интерпретатор, толкуя каждую норму, целенаправленно «перебирает» один способ за другим. У хорошо подготовленного юриста использование всех этих способов срабатывает незаметно, происходит как бы само собой, разом, и внимание останавливается лишь на самых трудных местах. В результате умело проведенного толкования и устанавливается действительный смысл юридических норм.

Методы (пути) постижения смысла нормативных актов

Они так же, как способы, являются частью интерпретационной технологии. Однако в отличие от способов толкования, требующих «ювелирной работы» с нормативными документами и, что называется, их просмотра под микроскопом, методы (пути) уяснения сути нормативных актов предполагают общий взгляд, причем только с определенной стороны. Именно на возможность такого исследования нормативных актов обратил внимание В. Н. Карташов. Он предлагает следующие общие подходы к интерпретации норм права:

  • философский метод нацелен на раскрытие истинного (истины) смысла (содержания) правовых предписаний, действий, явлений и т. п. Здесь в отличие от логической истинности (правильности) устанавливается реальное знание (правда) о сути нормативных предписаний, о том, соответствуют ли они ходу общественного развития. Например, внесение последних изменений в избирательные законы направлено на ограничение свободы в этой сфере. Однако ход развития человечества свидетельствует о следующей закономерности: постепенное расширение свободы ускоряет общественное развитие;
  • политический метод обусловлен тем, что в праве находят закрепление политические потребности и интересы, программы определенных социальных групп, их объединений и организаций. Их выявление способно существенно прояснить смысл тех или иных нормативных актов;
  • этический метод используется довольно часто, поскольку в основе большинства норм права лежат нормы морали. Римские юристы, например, считали, что по делам, где намерения добрые, хотя и причинен материальный ущерб, закону следует давать более гибкое толкование;
  • социологический метод предполагает выяснение отношения к закону со стороны тех, кому он адресован, путем использования социологических наблюдений, сравнений, выборочных опросов, тестирования, материалов юридической практики и др. Ведь закон предназначен для людей, и если он массово ими отвергается, значит, им не интересен. Следовательно, и смысла в его существовании не наблюдается. Такие законы считаются «мертвыми».

Заканчивая рассуждения об интерпретационной технологии, хотелось бы напомнить, что интеллект человечества и юридическая наука как одна из его разновидностей постоянно развиваются. В связи с этим не исключено, что в ближайшем будущем технология толкования обогатится новыми способами и методами. Значит, проникновение в смысл норм права будет значительно глубже и точнее. Это принесет неоценимую пользу юридической практике и повысит ее эффективность.